banner banner

Власть хочет получить возможность записывать любого украинца в террористы

Власть хочет получить возможность записывать любого украинца в террористы
Из открытых источников

Александр Карпец

Публицист, журналист

В Украине начинается очередная серия "мыльной оперы" под названием "борьба с терроризмом". Соответствующие изменения в законы "Об СБУ" и "О борьбе с терроризмом" внесены Кабмином в парламент. Хитом этого опуса является новый порядок отнесения той или иной формальной или неформальной организации к террористической. Согласно этой методе, в террористы при желании можно записать кого угодно.

Замечание об "очередной серии мыльной оперы на тему борьбы с терроризмом" сделано неслучайно. Закон "О борьбе с терроризмом" был принят еще в марте 2003 года, то есть во времена "позднего кучмизма". С тех пор в норматив вносились изменения, по разным оценкам, 27 раз. Нынешние изменения, инициированные Кабмином, надо полагать, являются 28-ми по счету.

Новости по теме

Прежде всего, в Закон "О борьбе с терроризмом" предлагается внести следующее новое толкование: "организация признается террористической, если хотя бы один человек, который является членом или имеет другую связь с организацией, осуществляющей террористическую деятельность при условии, что эта деятельность охватывается умыслом хотя бы одного из организаторов, руководителей, руководящих органов или конечного бенефициарного собственника".

Такая формулировка позволяет не только бороться с реальным терроризмом, но и фальсифицировать уголовное производство с тем, чтобы обвинить в терроризме любое неугодное лицо, структуру, медиа.

На практике сценарий может выглядеть примерно следующим образом. Суд признает того или иного индивида виновным в совершении уголовного преступления, предусмотренного статьями от 258 до 258.5 Уголовного кодекса, а конкретно, в совершении следующих деяний:

  • терроризм;
  • втягивание в совершение теракта;
  • публичные призывы к терроризму;
  • создание террористической организации;
  • содействие теракту;
  • финансирование терроризма.

Затем отслеживаются связи осужденного, который может быть членом партии, общественной организации, сотрудником компании, а может просто поддерживать дружеские отношения с членами той или иной общественной, политической или предпринимательской структуры. Более того, структура может вообще не существовать формально, а речь может идти о некоем круге общения нескольких индивидов, знакомых, друзей, приятелей, объединенных некими знакомствами, интересами, деловыми отношениями и так далее.

Таким образом, доказав в судебном порядке наличие в той или иной формальной или неформальной структуре действительного или мнимого террориста, власть получает возможность эту структуру запретить как террористическую, а ее имущество конфисковать. То есть предлагаемые новации позволяют не только расправляться с неугодными, но и осуществлять передел активов и собственности.

Для этого достаточно внедрить в эту формальную или неформальную структуру хотя бы одного провокатора, который в ходе следствия признается в совершении им деяний, подпадающих под упомянутые статьи 258-258.5 Уголовного кодекса, и можно будет смело обвинить в террористической деятельности всю структуру и/или круг общения, в которые этот провокатор входит. Можно пойти и другим путем: не внедряя провокатора, можно путем подкупа, запугивания или шантажа принудить реального члена этой структуры дать ложные показания о террористической деятельности, подпадающей под санкции указанных статей 258-258.5 Уголовного кодекса, что, опять-таки, даст возможность обвинить в причастности к террористической деятельности всю структуру - партию, общественную организацию, компанию, затем их закрыть, а имущество конфисковать, в том числе с целью его экспроприации и передела. Точно так же наличие указанной паршивой овцы позволит обвинить в терроризме круг связанных с ней людей, среди которых могут оказаться оппозиционные по отношению к правящему режиму политические и/или общественные деятели, журналисты, лидеры общественного мнения и другие опасные для власти элементы.

Все это дает основания для вынесения судебного решения о террористическом характере формальной или неформальной организации и/или группы лиц. Деятельность такой организации на территории Украины запрещается, а все активы - еще раз повторим - подлежат конфискации.

Решение суда направляется в СБУ, которая вносит данные об организации, признанной террористической, в специальный реестр - перечень террористических организаций.

СБУ обнародует на своем официальном сайте сведения относительно признания той или иной организации террористической в течение 3 рабочих дней со дня внесения в перечень террористических организаций.

При этом считаются открытыми и подлежат обнародованию следующие данные об организации, признанной террористической:

  • название, в том числе название отделений, филиалов, представительств (при наличии);
  • сведения об организаторах, руководителях, конечном бенефициарном владельце (фамилия, имя, отчество, дата рождения, гражданство);
  • ссылка на решение суда, которым организацию признано террористической;
  • вид применяемых мер уголовно-правового характера (при наличии).

Основанием для исключения организации из перечня террористических является соответствующее решение суда, вступившее в законную силу.

Повторим, что предлагаемые новации позволяют достаточно просто фальсифицировать обвинения в терроризме против неугодных организаций, СМИ, политических и общественных деятелей для их запрета, изоляции от социально-политической жизни.

Юристы обратили внимание на тот факт, что из предлагаемой редакции Закона "О борьбе с терроризмом" исключено упоминание прокуратуры и сделано это, очевидно, умышленно. В ныне действующей редакции говорится о том, что для признания деятельности террористической представление в суд подает Генеральная прокуратура, прокуратура Крыма, областные прокуратуры, прокуратуры Киева и Севастополя, то есть перечень субъектов подачи четко определен. Но в предлагаемых поправках такого упоминания нет. Видимо, это сделано для того, чтобы кто угодно, например так называемая патриотическая общественность, имел возможность подать в суд заявление о признании террористом любого непонравившегося гражданина, организацию, партию. В результате открывается широчайшее поле для стукачества, сведения счетов и прочего подобного.

Наконец, есть обоснованное подозрение в том, что предлагаемые поправки в законодательство о борьбе с терроризмом могут быть использованы для окончательного срыва попыток мирного урегулирования конфликта на Донбассе. Можно по-разному относиться к "ЛНР" и "ДНР", но конфликт в принципе невозможно урегулировать хотя бы в рамках контактной группы и минского процесса. Но если официально, в судебном порядке признать "ЛНР" и "ДНР" террористическими организациями, то можно поставить вопрос о неприемлемости ведения переговоров с террористами, переговоры будут сорваны, и об урегулировании на Донбассе можно будет забыть надолго, если не навсегда.

Парадокс заключается в том, что, несмотря на пропагандистскую шумиху вокруг террористического характера непризнанных "республик", официально, де-юре они в Украине террористическими не считаются. Попытки признать их таковыми предпринимались еще в 2018 году, но против этого выступила Европа, включая Францию и Германию, которые являются участниками нормандского процесса. Воспротивилась же Европа как раз потому, чтобы не сорвать окончательно возможность урегулирования конфликта. Это остановило тогдашний режим Порошенко от указанного шага.

Но все более становится очевидным, что Зеленский и его "творческий коллектив" способны "отмочить" такое, до чего не додумались бы даже Порошенко и компания.

А предлагаемые поправки в законодательство о борьбе с терроризмом ярчайшим образом свидетельствуют об этом.

Александр Карпец

Редакция может не соглашаться с мнением автора. Если вы хотите написать в рубрику "Мнение", ознакомьтесь с правилами публикаций и пишите на [email protected].

Источник: 112.ua

видео по теме

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров