banner banner

Муниципальная стража: Социальный лифт для ультрарадикалов

Муниципальная стража: Социальный лифт для ультрарадикалов
Википедия

Антонина Славицкая

Юрист, народный депутат Украины IX созыва

Муниципальной страже во время коронавируса выпал яркий момент славы. Страница МС на фейсбуке демонстрирует невиданную активность "стражей". Вот они вместе с коммунальными службами Ирпеня участвуют в дезинфекции дома, где жила роженица, подхватившая Covid-19. Вот они проводят "разъяснительную работу" в парках и скверах. А вот – предлагают "стучать" на нарушителей карантина, то есть на открытый, вопреки кабминовским предписаниям, салон красоты или на что-то подобное. Какими будут последствия для этого салона – МС не сообщает. Если такими же, как в свое время для ромских поселений, то лучше проявить меньше гражданской активности и пожалеть салон. В любом случае, сообщить о нем в правоохранительные органы, а не в учреждение, являющееся их эрзацем.

Скриншот

Впрочем, муниципальная стража считает себя полноценной силовой структурой. Даже приобрела нечто вроде униформы – несуразной, правда, но все же формы. Зеленовато-лимонные жилеты МС поверх коричневых мундиров бросаются в глаза, например, во время "разборок" в транспорте: в нынешние карантинные времена МС помогает водителям транспорта выставлять за дверь пассажиров без "аусвайсов". Если власти решат ограничить еще и физическое передвижение граждан (поговаривают и о таком), то для МС наступят и подавно золотые времена. Можно будет штрафовать пешеходов или безмасочных "собачников", а можно будет и перейти от "разъяснительной" работы к "воспитательной". Здесь все будет зависеть от того, какая потребность возьмет вверх – потребность в деньгах или потребность размять мышцы.

Почему я так критично настроена по отношению к муниципальной страже? На это есть как минимум три причины. Причина первая: я не доверяю силовому "крылу" разномастных активистских объединений, которые стали формироваться еще во время Евромайдана. Парамилитарные группы в странах с очень слабыми демократическими институтами и гражданским обществом в зачаточном состоянии способны не столько защитить порядок, сколько навредить своим отношением к нему. На постсоветском пространстве и без того очень живуч так называемый "синдром вахтера", когда маргиналы, получив даже незначительный отрезок власти, вырастают в мини-диктаторов. Дайте такому человеку право размахивать кулаками, и завтра вы получите разгул бандитизма на улицах.

Но, главное, возможно, даже не это. А то, что муниципальная стража действует пока без правовых оснований. О потребности в учреждении муниципальной полиции говорили еще лет двадцать назад, при этом во время подобных обсуждений выдвигались как аргументы за, так и аргументы против. В какой-то момент времени показалось, что аргументы "за" перевесили: в 2015 году был написан и даже принят в первом чтении соответствующий законопроект. Но дальше этого дело не пошло. Ни второго чтения, ни утверждения закона президентской подписью не было. Документ так и похоронен в анналах Верховной Рады. Следовательно, муниципальная стража как силовая структура не имеет права на существование.

Правда, здесь есть один нюанс. В ряде городов, например, в Киеве МС получила статус КП. Создавать такие предприятия органам местного самоуправления запретить никто не может, однако следует заметить, что круг прав и возможностей коммунальных предприятий четко очерчен. Их сотрудники не могут подрабатывать вышибалами на маршрутах городского транспорта или выкручивать руки нарушителям карантина.

И опять же – еще одна ремарка. С 2000 года в Украине действует закон "Об участии граждан в охране общественного порядка и государственной границы". Он якобы легализует муниципальную стражу. Ведь представителям общественных формирований, которые зарегистрированы в таком качестве, разрешено носить и применять спецсредства к нарушителям. Они могут доставлять граждан в отделение МВД и даже составлять административные протоколы, если предварительно прошли специальное обучение.

Но какое обучение (где, когда и как?) проходила муниципальная стража? И кто она по своей сути – коммунальное предприятие или формирование по защите общественного порядка? Быть одновременно и тем, и другим ей не приходится, поскольку коммунальное предприятие – это "самостоятельно хозяйствующий субъект, который может осуществлять производственную, научно-исследовательскую и коммерческую деятельность с целью получения соответствующей прибыли (дохода)". Так, во всяком случае трактует это понятие закон "О местном самоуправлении".

Итак, с правовой точки зрения дефиниция муниципальной стражи остается неразъясненной. Понятно, что лоббисты МС имели в виду создание чего-то наподобие советских ДНД – добровольных народных дружин, вот только полного аналога здесь не получилось. Во-первых, потому, что все действия ДНД контролировались милицией, и максимум, который могли позволить себе участники подобного патруля, это попытаться задержать нарушителя до приезда правоохранителей. Естественно, без применения грубой физической силы.

Вторая отличие заключается в том, что существование ДНД было необременительным для местных бюджетов, чего не скажешь о муниципальной страже. Потому что хоть официально из киевского бюджета МС не финансируется, в 2017 году она получила от мэрии 21 миллион гривен "на развитие". Оставлю это без комментариев и перейду к третьей причине, которая заставляет меня относиться к муниципальной страже с большой опаской.

Эта третья причина – контингент ее участников. Многие члены МС пребывали (или же пребывают и по сей день) в рядах ультраправой организации "С14", а также – радикального крыла "Свободы". В силу своих, так сказать, мировоззренческих особенностей, эти шустрые молодцы (или, как принято говорить сейчас, "активисты") не столько сотрудничали с полицией, сколько оппонировали правоохранителям, потому что имели собственные взгляды на такие понятия, как порядок и справедливость. Если кто забыл, то напомню: именно члены "С14" прославились погромами ромских лагерей, за что, кстати, никто так и не понес ответственности.

А посему мне не слишком нравится, когда вчерашние "титушки" становятся чем-то большим, чем просто асоциальным элементом. Украинские карьерные лифты срабатывают удивительным образом – кто был ничем, тот становится всем, и вот уже лидер "С14" (теперь это называется "Общество будущего") Евгений Карась дорастает из естественной для него среды до должности представителя общественного контроля при Национальном антикоррупционном бюро Украины. Именно в этом качестве он позволяет себе хамить нардепу Антону Полякову. Впрочем, некоторым подобный гопнический стиль приходится по вкусу – недаром министр инфраструктуры Владислав Криклий отправляется в совместный с "С14" рейд против (дословно) "цыганских банд".

Собственно, я бы очень советовала Криклию поискать банды в другом месте, но долго не ходить, а внимательнее оглядеться вокруг. Украине не хватало лишь пополнить перечень государств не только с мертвым (де-факто) здравоохранением и правовой системой, но и с отсутствующими заслонами на пути к расизму. Впрочем, возможно, задача нынешней власти и заключается в том, чтобы довести ситуацию до полного абсурда и доверить охрану порядка тем, кто сам, мягко говоря, не в порядке? В таком случае, все нормально, и муниципальная стража – на своем месте. Вот только от этого места почему-то очень хочется держаться подальше.

Антонина Славицкая

Редакция может не соглашаться с мнением автора. Если вы хотите написать в рубрику "Мнение", ознакомьтесь с правилами публикаций и пишите на [email protected].

Источник: 112.ua

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров