banner banner

Германия после войны так и не стала "огородом Европы", зато эту роль сейчас активно навязывают Украине

Германия после войны так и не стала "огородом Европы", зато эту роль сейчас активно навязывают Украине
из открытых источников

Алексей Кущ

Экономист

Летняя серия визитов президента Зеленского в гости к ведущим мировым лидерам, вновь активизировала скрытый комплекс нынешней власти и части украинского общества в стиле "Бесприданницы" великого драматурга Островского. Как и его "Лариса Дмитриевна", многие наши политики ждут счастливого брака с успешным и богатым "Сергей Сергеичем", а он все в жены не зовет несмотря на преданность. Отсюда и риторика наших политиков, которые "работая восточноевропейским валом", вполне искренне считают, что могут приехать в одну из столиц западной демократии с сакраментальным вопросом: "Нет-нет, Сергей Сергеич, вы мне фраз не говорите! Вы мне скажите только: что я — жена ваша или нет?".

Новости по теме

Особенно ярко эти ожидания проявляются в периодически воскрешаемой идее "Плана Маршалла" для Украины, в результате которого на нас прольется золотой финансовый дождь. О реальности подобных ожиданий говорит тот факт, что золотой дождь в виде 50 млрд евро за 10 лет нам обещали организовать литовцы, то есть представители страны, годовой ВВП которой примерно соответствует указанной выше сумме. Понятно, что литовцы хотели поработать "мостом" для этих денег и свои ресурсы тратить явно не собирались, но масштаб посредника впечатляет. 

В понимании типичного украинского чинуши любой "План Маршалла" - это когда западные партнеры-"терпилы" проливают на него щедрый кредитный дождь, а он усиленно тырит свалившуюся с неба манну. Стоит ли объяснять, что стране от такого "плана" ни холодно ни жарко: простые украинцы не смогут даже воспользоваться построенной инфраструктурой в виде новых дорог, асфальтовое покрытие которых сойдет вместе с талым снегом.

Сама идея того, что Европа "даст нам много денег и нам за это ничего не будет", не нова и появлялась каждый раз, когда власть пребывала в чарах евроромантизма. Первым документном в подобном роде стала программа Microeconomic Development and Social Enterprise in Ukraine: A "Marshall Plan" for Ukraine, разработанная в 2007 году британской организацией People-Centered Economic Development. В 2014 году к написанию сценария лучшей жизни для Украины подключился французский журналист, писатель и философ Бернар-Анри Леви. Почти параллельно с ним проект программы финансовой помощи Украине разрабатывал британский историк и знаток Восточной Европы Тимоти Гартон-Эш, который предложил "План Меркель", подразумевая, что главным финансовым донором выступит Германия. Как обычно это происходило в последние годы, проблемы Европы британцы решали за счет немцев. У этой программы было весьма слабое место в обосновательной части: зачем все это нужно Германии в целом и Меркель в частности. Правда, был проект группы депутатов Бундестага "План Маршалла для Украины", написанный в 2016-м, но и с ним не сложилось.

И вот теперь у Зеленского выпала отличная возможность поговорить с Меркель о том, почему "план ея имени" так и не состоялся. Почти как в диалоге упомянутой пьесы Островского:

"Лариса. Нет, не все равно. Вы меня увезли от жениха, маменька видела, как мы уехали, — она не будет беспокоиться, как бы поздно мы ни возвратились... Она покойна, она уверена в вас, она только будет ждать нас, ждать... чтоб благословить. Я должна или приехать с вами, или совсем не являться домой.

Паратов. Что такое? Что значит: "совсем не являться"? Куда деться вам?".

Проблема в том, что если исходить из сказанного Зеленским в Германии, то оказывается, "План Маршалла" уже давно функционирует в Украине в виде доходов страны от транзита российского газа в размере 3 млрд дол. в год Правда, эта сумма была уполовинена в прошлом году за счет сокращения объемов того самого транзита, но тут "баре" сами выбирали: или единоразово отсудить от "Газпрома" 3 млрд в виде компенсации, либо получать те же три ярда, но ежегодно. Выбор был сделан в пользу разовой выплаты, так как за счет нее можно было получить личный бонус "сопричастным". Что вполне "логично" в нынешней системе морально-этических координат государственных мужей. Транзитные доходы – это, конечно, не 50 млрд евро за десять лет, как обещали литовцы, а "всего" 30 млрд долл., но зато реальных денег, а не мифических. Но теперь этот "план" рискует почить в бозе. Что еще раз подтверждает тот факт, что у нас эти "планы маршалла" валяются буквально на земле, но мы их не замечаем, пока они еще кое-как работают, вроде старой советской канализации. Зато Зеленский раскрыл целый ряд "тайн": оказывается, без денег от "Газпрома" Украине будет трудно финансировать армию для войны с Россией и встанет вопрос повышения коммунальных тарифов и цен на газ для населения, если придется закупать газ напрямую в Европе. В общем, чудны дела твои, Господи. А мы-то думали, что уже минимум пять лет не покупаем российский газ, а оказывается, таки да. В реальности все эти годы происходил физический отбор российского газа и "теневого" украинской добычи с дальнейшим закрытием данных объемов с помощью "накрутки счетчика" в Великих Капушанах, где построили газовое "кольцо" в виде "коллайдера" для прокачки газа "туда-сюда" и статистического "сворачивания" баланса по транзиту. Вследствие чего указанный выше словацкий населенный пункт можно было бы переименовать в "Великие Лопушаны". О сюре в виде денег "Газпрома" для оснащения армии для войны с РФ даже и говорить неудобно (мы-то думали, что платим военный сбор и наполняем бюджет, чтобы у армии было необходимое финансирование, а оно вон как…).    

Перед тем как разобраться, какой же план нужен для нашей страны, неплохо было бы поговорить о дефинициях, так как под "планами Маршалла" у нас подразумевают все что угодно, но только не реальный план, который был реализован в послевоенной Европе.

На самом деле программа, разработанная в США, носила название European Recovery Program, или "Программа восстановления Европы". Свое, привычное для нас название, она получила по фамилии американского государственного секретаря Джорджа К. Маршалла. В этом плане Германия была далеко не самым большим получателем помощи: из 13 млрд долл., выделенных Штатами, больше всех, 2,8 млрд и 2,5 млрд долл., получили Великобритания и Франция соответственно. Западная Германия получила помощь, аналогичную "подпитке", выделенной Италии, - 1,3 млрд долл., и немногим больше помощи - для Голландии (1 млрд долл.).

Старт программы состоялся в 1947 году и по времени совпал с так называемой "доктриной Трумэна", под которой понимают систему сдерживаний и противовесов, применяемых США против СССР, и давшей старт холодной войне.

Именно по этой причине от программы были отрезаны страны Центральной Европы. Более того, США запретили Франции покупать польский уголь, хотя его цена тогда была наиболее низкой - 12 долл. за тонну. И заставили закупать его в Штатах по цене 20 долл. Одним из условий предоставления помощи было недопущение в правительства политиков–коммунистов и девальвация национальных валют.

Именно по этой причине от плана отказалась Финляндия, которая начала выстраивать свою модель взаимоотношений с восточным соседом, основанную на нейтралитете и отказе играть в американскую глобалистику.

В "Плане Маршалла" было много и других сюрпризов: например, значительная часть помощи оказывалась в виде продуктов питания, а не новых технологий и оборудования.  США обеспечивали таким образом сбыт излишков своей сельскохозяйственной продукции. В качестве платы за помощь Америка требовала обеспечить бесперебойные поставки сырья из европейских стран.

Немецкое экономическое чудо состоялось не так благодаря "Плану Маршалла", как вследствие экономических реформ Людвига Эрхарда, выдающегося немецкого экономиста и политика, автора теории "благосостояние для всех", которая базировалась на либеральных реформах, устраняющих влияние государства на экономику, и превращении патерналистски настроенных немцев в предпринимателей-индивидуалистов.

Свой план выхода из кризиса получила и послевоенная Япония. Новая политика, разработанная американским банкиром и советником президента США Дж. Доджом, получила название "обратного курса".

Ключевым элементом этого плана была демонополизация экономики, ведь до войны более 30% экономики контролировали всего девять финансово-промышленных групп. В ходе реформ регулирующая роль государства была сохранена.

Японские ФПГ (дзайбацу) были принудительно "раскрыты" - часть их акций поступила в открытую продажу на фондовый рынок, причем преимущественное право на покупку получили работники предприятий и жители регионов, где они размещались. Как следствие, более 70% акционерного капитала было "распылено" между миллионами частных акционеров. Были жестко ограничены возможности для построения горизонтально-интегрированных компаний: перекрестное владение не должно было превышать 25% уставного капитала. Государство выкупало большие массивы земель сельскохозяйственного назначения у аграрных лендлордов и продавало ее мелким и средним аграрным хозяйствам. К 1950 году 60% земли оказалось в руках небольших и средних фермерских хозяйств.

Таким образом, план восстановления послевоенной Японии – это демилитаризация страны, деолигархизация, разукрупнение бизнеса, ценовая и валютная стабильность, качественный государственный менеджмент, оказывающий стимулирующее воздействие на экономику.

И здесь мы откроем маленькую тайну. История с "планом Маршалла" для Германии или "Планом Доджа" для Японии – это один большой миф о том, как за счет "разового вливания" финансовых ресурсов можно сделать процветающую страну. На поверку оказалось, что и особого вливания не было, и большая часть финансирования выделалась либо в виде товарных поставок из США, либо в виде "связанных" кредитов, когда их можно было использовать лишь для покупки американской продукции. Таким образом, с помощью этих "планов" Америка больше себя вытягивала из кризиса, чем союзников.

Примерно такой же "план" сейчас предлагает развивающимся странам и Китай: связанные кредиты и инвестиции в инфраструктуру при условии, что поставляться будет китайское оборудование и работать будут преимущественно китайские специалисты. Кстати, Китай и Украине неоднократно предлагал подобный "план Маршалла" на миллиардные суммы.

К примеру, если бы Украина сделала ставку в сфере цифровизации на "Хуавэй", мы бы уже сейчас получили бы инвестиционно-кредитный пакет на 4-5 млрд. дол. Вот только дадут ли нам это сделать наши кураторы и нужно ли нам подобное сотрудничество?

Настоящий "План Маршалла" для Украины со стороны тех же США – это открытие своего рынка для украинских товаров, как это они в свое время сделали для Японии, Китая, Германии и совсем недавно – для поляков. В результате чего китайский экспорт в США вырос до 450 млрд дол. в год, японский – до 180 млрд дол., немецкий – до 120 млрд дол. Сравним с украинским: менее одного ярда (у Польши – уже более 3 млрд дол.).

По сути, "План Маршалла" для нас – это не бесплатная рыба, а удочка, чтобы ее поймать. В частности, программа льготной торговли без пошлин и квот "все, кроме оружия", которую США и ЕС открыли для таких стран, как Камбоджа или Бангладеш, в результате чего эти страны экспортируют на американский и европейский рынки продукцию обувной и текстильной отрасли (с высоким уровнем добавочной стоимости) на миллиарды долларов и евро в год, а сами поставки в структуре их экспорта в Америку и Европу превышают 50% их общего торгового оборота.

Но вместо этого США продолжает до сих пор облагать импортными пошлинами украинский металл и изделия из него (например, колесные пары) по ставке 25%, не позволяя даже поставлять металл для американских локомотивов, продаваемых для нашей же железной дороги. При этом пошлины на наш металл вводятся одновременно с пошлинами на российский алюминий (правда, там ставка 15%), что ставит знак равенства в восприятии американской администрацией продукции из Украины и России. И данные торговые барьеры никто не пытается минимизировать даже после смены президентов в Белом доме: политика Байдена примерно та же, что и у Трампа, – "покупай американское". Даже более того, ни один из украинских политиков даже не заикнулся об отмене этих пошлин во время многочисленных переговоров с американскими коллегами.

Украинской экономике нужны рынки сбыта.

А нашему НБУ нужны не кредиты МВФ, а двухсторонние своп-соглашения в долларах и евро (обмен валют между двумя участниками), то есть инструменты, позволяющие в обмен на гривну получать указанные выше валюты. Речь о своп-линиях для нашего центрального банка на 5-6 млрд евро и 5-6 млрд дол. для поддержания курсовой стабильности гривны. Кстати, такие линии ФРС и ЕЦБ всегда открывали в период глобальных кризисов для десятков стран Азии и Латинской Америки – своих торговых партнеров. Ну а пока двухсторонний своп нам открыл лишь Народный банк Китая на сумму 15 млрд китайских юаней, или 54 млрд грн, что на момент подписания соглашения являлось эквивалентом 2,36 млрд дол.

Стратегическое партнерство – это в первую очередь о торговле и инвестициях, а не о геополитических "хотелках" очередного "старшего брата". Именно об открытии рынков для украинских товаров, о снятии заградительных пошлин/квот и об отмене антидемпинговых расследований и должны говорить наши политики в Вашингтоне и Брюсселе. Каждый разговор с международными партнерами нам нужно начинать с обсуждения торговых преференций для своей страны, добиваться включения Украины в льготные торговые программы (по примеру стран Азии). Говорить о торговле, инвестициях, доступе к рынкам, а не о летальном оружии и джавелинах. Ведь если у нас будут деньги, заработанные успешной экономикой, мы сможем купить любое оружие, и необязательно в США.

Но вместо этого в Украине полным ходом реализовывается эрзац-вариант "плана Моргентау" (по фамилии министра финансов США Генри Моргентау), который американцы пытались навязать послевоенной Германии, чтобы превратить ее в отсталую аграрную страну. К счастью, Германия тогда так и не стала "огородом Европы", зато эту роль сейчас активно навязывают Украине.

Ключевыми элементами несостоявшегося "плана Моргентау" были такие направления, как разрушение национальной банковской системы, ограничение производства удобрений и ликвидация химической промышленности, вырубка лесов, жесткая налоговая политика. Несостоятельность этого плана в конечном счете осознали даже американцы. Как заявил экс-президент США Герберт Гувер после посещения Германии в 1947 году: "Это иллюзия, что Новая Германия может быть превращена в аграрное государство. Это недостижимо, пока мы не уничтожим или вывезем из нее 25 млн человек".

Но сейчас, похоже, сокращение населения Украины на 10-15 млн человек уже никого не смущает….

Алексей Кущ

Редакция может не соглашаться с мнением автора. Если вы хотите написать в рубрику "Мнение", ознакомьтесь с правилами публикаций и пишите на [email protected].

Источник: 112.ua

видео по теме

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров