banner banner

Виктор Суслов: Не только РФ, но и Запад не позволит Украине вернуться к ядерному статусу

Виктор Суслов: Не только РФ, но и Запад не позволит Украине вернуться к ядерному статусу
112ua.tv

Виктор Суслов

Министр экономики Украины 1997-1998 гг.

- В "Эпицентре украинской политики" Виктор Иванович Суслов, украинский государственный и политический деятель.

После последней встречи Путина – Байдена, как вы оцениваете урегулирования конфликта на востоке?

- Пока ничего особо позитивного я не увидел. Последние действия НАТО показали, что мы не должны расслабляться, что вероятность войны в Украине или возле Украины чрезвычайно высока. Поэтому мы должны быть очень осторожными в оценках ситуации на Донбассе.

Новости по теме

- Очевидно, что британцы сознательно после встречи Путина и Байдена пошли на провокацию. Великобритания пытается подорвать результаты саммита или это о чем-то другом?

- Этого нельзя исключать. Тем более что вскоре появилось сообщение, что американский эсминец из Черного моря вообще вышел, не желая, очевидно, провоцировать события дальше. В России доминирует взгляд, что не хотят примирения прежде всего с британской стороны, что там нагнетают. Мировая ситуация достаточно сложная – Британия явно теряет свои позиции в мире. На днях руководители Германии и Франции попытались пригласить президента РФ на саммит ЕС, но это было заблокировано другими членами ЕС. Мы наблюдаем противоречия, которые есть и которые углубляются и в ЕС, и в НАТО.

- Посол Украины в Германии сказал о том, что нам нужен ядерный статус. Как вы это оцениваете?

- Об этом говорят многие украинские политики, жалея о том, что в 1994 году Украина якобы отказалась от ядерного оружия. Но Украина никогда контроля над ядерным оружием не имела – у президента Украины не было ядерного чемоданчика. А до Будапештского меморандума Украина ратифицировала договор о нераспространении ядерного оружия. Ключевой вопрос ядерного статуса – что надо тогда отказываться от этого договора, но надо понимать, что тогда Украина подвергнется санкциям со стороны государств – членов НАТО, потому что основная инициатива в том, что ядерное оружие на территории Украины было ликвидировано, а боеголовки вывезены в Россию, принадлежала США. На их деньги были взорваны пусковые шахты стратегических ядерных ракет в Украине, разрезаны стратегические бомбардировщики, уничтожены стратегические ракеты – носители ядерного оружия. Так что не только РФ, но и Запад не позволит Украине вернуться к ядерному статусу. Кроме того, у нас для этого уже нет ни денег, ни кадров, ни технических возможностей. Украина самостоятельно и стратегические ракеты больше делать не может (в ракете "Зенит", например, было 75% комплектации российского производства). Поэтому разговоры на эту тему абсолютно неуместны. Эти "ядерные мечты" очень напрягают наших соседей и очень хорошо используются в пропаганде против украинской власти. Думаю, что президент Зеленский должен подтвердить еще раз, что отдельные разговоры частных лиц никогда не могут превратиться в Украине в направление государственной политики. А упомянутого вами посла за эти высказывания и другие давно надо было бы освободить и переправить совсем на другую работу.

-  Часто решения у нас в стране принимаются вопреки экономическим интересам нашей страны. Как вы можете это объяснить – "когда хвост виляет собакой?".

-  Если бы украинские политики и люди, находящиеся у власти, руководствовались интересами Украины, они шли бы, безусловно, от экономики. Даже если мы говорим о военных делах – все зависит от состояния экономики. У нас был мощнейший военно-промышленный комплекс, и если б он достойно финансировался, иначе бы выглядела и наша армия. Но поскольку Украина находится под очень сильным внешним воздействием, или под внешним управлением, то мы постоянно видим, как на политическом уровне принимаются решения, экономически Украине абсолютно невыгодные. И в итоге мы не выигрываем политически и теряем много экономически.

- Существует ли у нас еще та Конституция, которая существовала 25 лет? Нарушаются ли статьи нашей Конституции и какие?

- 25 лет назад я был народным депутатом и членом Президиума ВР. Голосовал, естественно, за Конституцию. Она несколько раз обновлялась. Главным образом, шла борьба вокруг того, какая же у нас страна. Переход к парламентско-президентской модели после победы Ющенко в 2004 году. Возврат к прежней модели после решения Конституционного суда при Януковиче. Я также был членом СНБО и понимаю, что это консультативный орган при президенте. Когда мы читаем пропагандистские заявления, что СНБО что-то голосованием приняла, то мы знаем, что его состав полностью формируется президентом, что его решения не имеют никакого значения, потому что президент издает указы и он может по этим же вопросам издать указ и без СНБО. Просто наличие такого консультативного органа позволяет ему свои решения прикрывать ссылками на решения СНБО. С моей точки зрения, мы должны постоянно возвращаться к первой статье Конституции – что Украина является суверенным социальным государством. Поскольку Украина попадает под постороннее влияние, нарушается эта норма в части суверенитета. Если мы будем рассматривать социальную политику, мы увидим, что Украина не стала социальным государством. Все говорят о чрезмерной власти олигархов. Если взять доклад Национальной академии наук, то они оценивают общество, которое мы построили, как клановое олигархическое государство. И это, конечно, не соответствует Конституции.  Вообще, о Конституции мы мало говорим и мало обсуждаем эти нормы. Право на бесплатное образование, медицину – эти нормы не выполняются. А блокирование органа со стороны президентской власти, который должен был обеспечивать правильное обеспечение конституционных норм – Конституционного суда, все это могло иметь только одну цель: – создание условий для невыполнения требований Конституции.

- Что происходит с курсом доллара? Доллары уже менять или придержать?

- Если у вас есть срочная потребность в деньгах, тогда можно менять. С момента введения за 25 лет гривна обесценилась более чем в 15 раз. Это отражает слабость украинской экономикие, ошибки в монетарной политике, недостатки в бюджетной политике, ошибочную долговую политику государства, отсутствие нормальной поддержки и стимулирования собственного производства. Я публично начал заявлять еще в первой половине 90-х годов, что Украине надо было проводить политику, нацеленную на защиту национальных интересов, – политику экономического национализма. Практически все успешные страны придерживались вот такого курса и такой политики.

- Приведите примеры, когда наша страна впервые начала поступаться своими национальными интересами и отходить от собственных экономических интересов.

- Я начал работать в органах государственной власти, в АП Кравчука, 1 февраля 1992 года главным консультантом экономической службы. Наблюдал весь процесс с самого начала реализации экономической политики. Решающую роль в определении экономической политики государства, нашего и других постсоветских государств, играли иностранные консультанты. Вся власть бывшего СССР рассчитывала на то, что Запад нам поможет.  В первые же дни своей работы приходилось встречаться с рабочей группой профессора Гарварда Джефри Сакса, который был тогда главным советником и российского, и украинского правительства. Он навязывал нам все эти идеи скоростной либерализации цен, тотальной приватизации всей собственности, полной либерализации внешнеэкономической деятельности. Эти все решения были ошибочны, но были крайне выгодны Западу. У нас пошел поток очень ценных ресурсов на Запад, произошел огромный обвал экономики и потом потребовались огромные усилия, чтобы хоть как-то стабилизировать ситуацию. Одним из своих достижений я считаю свои предложения правительству Кучмы, которые были приняты, о введении административного регулирования валютного курса. Мы тогда смогли стабилизировать поставки критического импорта, потому что в 1993 году, при политике либерализации, мы вышли на мировые рекорды по инфляции. У нас тогда было 10000 годовых роста цен. Это был полный распад экономики. А после введения нерыночных мер к 1996 году уже были созданы реальные условия для введения гривны. Я считаю Леонида Даниловича Кучму, который тогда был премьер-министром, а потом стал президентом, самым эффективным у нас государственным менеджером. К началу 2000-х Украина вышла на довольно высокие темпы роста – было и по 10, и по 12% роста ВВП в год, и стабилизация была достигнута. Многовекторная политика, которой придерживался Леонид Данилович, была абсолютно правильная – Украина пыталась налаживать нормальные отношения вне всяких блоков: с Европой, США, с Россией. И мы выигрывали от такой политики. Сейчас мы покончили с такой многовекторностью: у нас свет в окошке – только НАТО, но я бы считал, что нейтральный статус Украины, внеблоковый, с использованием всех наших возможностей, давал стране прекрасную перспективу.

- Как вы считаете, выдержит ли экономика Украины еще одну волну коронавируса и не дешевле ли для государства быстро вакцинировать население?

- Тот факт, что у нас вакцинировано около 4%, вызывает очень большую тревогу. Это связано со слабой работой правительства и в целом украинской власти, которая не смогла своевременно принять решение и отказалась от целого ряда эффективных предложений по части вакцинации, и теперь мы стоим перед очень серьезной угрозой в связи с проникновением нового штамма. В связи с этим я считал и считаю, что использование средств антиковидного фонда на другие цели, даже на такие, казалось бы, хорошие, как "Большая стройка", было огромной ошибкой. Если бы эти 60 млрд грн использовались бы по целевому назначению еще более года назад, мы бы имели совершенно другую ситуацию в стране.

Новости по теме

- Если посмотреть на точку нахождения украинской экономики: связи с Россией уже потеряны и быть восстановлены уже не могут? Где находится Украина, куда мы движемся?

- Великие державы потому и великие, что они свои конфликты не должны доводить до ядерной войны. Рано или поздно они на определенных условиях договорятся. И обострение между Россией и Западом вокруг Украины связано с очередным переделом влияния в мире, с переделом зон влияния. Запад, конечно, усилил свои позиции после 14-го года, когда Украина сделала свой западный геополитический выбор, пошла сознательно на конфликт с Россией. Россия захватила Крым, соответственно, получила конфликт с Западом, но любой конфликт когда-то заканчивается. В период Майдана я был представителем правительства в Евразийской экономической комиссии, участвовал во всех переговорах, которые велись на высоком уровне, с подготовкой Соглашения об ассоциации с ЕС, которое готовилось по поручению Януковича. Он таким образом пытался шантажировать Путина и добиться от России определенных уступок, демонстрируя, что якобы готов увести страну на запад.  В итоге всех этих политических игр, весьма плохо просчитанных украинским руководством, Янукович потерял власть, его пропагандисты убедили значительную часть украинского народа, что Запад бросит сюда огромные деньги, огромные инвестиции, но через семь лет мы прекрасно знаем, что мы получили. ЕС на 36 позиций по нашему основному аграрному и сырьевому сектору установил квоты и никак от этого не отказывается. А почему ЕС не принимает нашу промышленную продукцию? А конфликт с Россией и введение взаимных санкций привело к тому, что мы сразу потеряли рынки авиационных и вертолетных двигателей для "Мотор Сичи". Мы потеряли заказы для судостроения в Николаеве и Херсоне – мы можем называть длинный перечень предприятий, которые остановились. Удар получился по самым технологичным отраслям – там, где Украина видела свое будущее.  Сейчас все наши высокоэкспортные доходы – это аграрное сырье: 45% - металл, руда, и другие статьи экспорта, связанные с вывозом сырья. Украина деградирует технологически, экономически, пережила тяжелейший период экономического кризиса и понесла огромные потери вследствие такого геополитического выбора. Территориальные потери, война – это тоже результат этого выбора. 

- Что такое Украина через 5-20 лет?

- Украина, конечно, не погибнет. Государство продолжит существовать, но не такое, как раньше. Украина является уже достаточно развитой аграрной державой: у нас четверть мировых черноземов, прекрасные природно-климатические условия, поэтому Украина может продолжать и дальше наращивать производство продукции растениеводства, а земля вызывает интерес в том числе и у западных транснациональных корпораций. После 1 июля, когда будет запущен рынок земли, мы очень скоро увидим, что роль этих западных корпораций в аграрном секторе будет увеличиваться. Но перспективы же нет. Аграрный сектор – это минимальная занятость. В Украине, я думаю, это в пределах 3-5 млн человек. У нас происходит разрушение всей структуры украинского села. Что касается промышленности, то развивается в большей степени добывающая промышленность. Украинская древесина — это тоже важная статья экспорта, и неслучайно наш Кабмин продолжает добиваться отмены ограничений на вывоз сырой древесины. Мы не знаем ни одного примера создания в Украине высокотехнологичного предприятия с участием западных инвесторов. Кое-что удавалось в прошлом. Благодаря свободному владению португальским языком я восемь лет возглавлял группу по межпарламентским связям с Бразилией. Мы тогда собрали в Бразильском национальном конгрессе своих сторонников, и группа дружбы с нами была больше группы дружбы со США. И бразильцы проголосовали за строительство космодрома с нами. Но в 2015 году Бразилия отказалась от этого проекта, потому что в Украине забыли и не выполнили свои обязательства. Сорвали проект, который мог приносить десятки миллиардов долларов. За прошлый год мы получили переводов на 12 млрд долларов от нашей рабочей силы за рубежом. Но ведь это люди, которые платят налоги в тех странах. Это показывает, что политика украинской власти является глубоко ущербной.

- 25 июня был День дружбы и единения славян. Некоторые эксперты утверждают, что никаких славян нет и дружба между славянами – это миф. Наша власть говорит, что наши друзья – это Германия, США, Турция. Что вы думаете о друзьях Украины?

- В соответствии с законом о коренных народах установлено, что русские не являются коренным народом Украины. Я сразу же открыл "Повесть временных лет", и там написано, кто когда начинал княжить в Киеве. Археологи показывают нам, что это одна культура, которая расположена на территориях современной Украины, России. Это научный подход, а нам навязывают модели манипулирования сознанием, чтобы Украина использовалась в этой борьбе одних славян с другими.  Надо как-то показать, что это разные народы и что вообще нам ближе американский народ. Данилов же говорил, что русский не может быть государственным языком – должен быть английский. Прежде чем мы добьемся успеха экономического, мы должны развенчать все эти массированные методы манипулирования общественным сознанием, навязывания ложных идей, подмены истории, искажения нашего прошлого. Это не значит, что нужно признавать чье-то внешнее влияние – чье бы оно ни было. Когда я был советником-посланником посольства, у нас были острейшие дискуссии по вопросам, которые представляли интерес для каждой из сторон. У каждого были свои интересы, и когда добивались какого-то соглашения, то добивались его на паритетных основах. Украина должна защищать свои интересы, но Украину нельзя заставлять быть чьим-то врагом и воевать за западные интересы на территории Украины. Зеленский на днях поставил в интервью вопрос о том, что, может, надо отказаться от Донбасса. Я категорический противник этого. Я – сторонник сохранения территориальной целостности. Этого требует и Конституция Украины. Этот вопрос даже на референдум не может выноситься по закону. Это странные взгляды как для президента. Но это можно решить выполнением минских соглашений, которые должны обеспечить возврат Донбасса в состав Украины. Надо и двигаться в этом направлении, а нам навязывают какие-то идеи, потом будет обработка мозгов – что с Донбассом надо построить стену, и будут ссылаться на волю народа. 

- Ваша оценка процесса продажи земли.

- Я все время предупреждал, что безудержная политика наращивания долгов и кредитов, которая идет не на развитие страны, а на проедание, приведет к тому, что по этим кредитам мы должны будем рассчитываться нашими природными богатствами, в том числе и землей. То, что сейчас происходит, – это вынужденные шаги, которые приводят нас в конечном счете землей рассчитаться по долгам. Это будет прикрываться какими-то другими объяснениями, но, когда премьер говорит, что две трети бюджета мы должны расходовать на обслуживание долгов, у нас уже нет ресурса. Нам пока еще дают в долг, но отдавать уже давно нечем. Продажа земли – это же временное решение. Для граждан других государств — это новые правовые основы вмешательства в наши внутренние дела. Если здесь образуется много собственности, принадлежащей иностранным гражданам, транснациональным корпорациям – всегда эта собственность находится под защитой тех государств, из которых эти инвесторы приходят. Этот аспект у нас недооценен – мы можем продать не только землю, но и государство. В "мелочах" мы видим это сейчас - когда набсоветы государственных корпораций составляются из иностранных граждан, которые решают, как действовать в этом направлении. Когда они все время подчеркивают, как для них важен контроль над судебной системой. Они считают, что правильно подобранные судьи и суды интересы их инвесторов будут здесь защищать правильно. Но это же чисто колониальная политика.

- В какой момент мы начали терять суверенитет?

- Это началось еще при Януковиче. Он, видимо, сам глубоко не разобрался, и определенная команда втянула его в идею, что надо максимум вытянуть из России и из Путина и поэтому надо более активно заигрывать с Западом. Отсюда пошла идея евроассоциации. Впервые закон об ориентации на ЕС и НАТО был принят в 2010 году. Это личная вина тех людей, которые тогда влияли на Януковича и пытались это все разыграть. Как можно было парафировать Соглашение об ассоциации с ЕС, которое не рассматривал Кабмин, эксперты, документ, которого не существовало на украинском языке? И весной 2013 года его парафировал замминистра иностранных дел Климкин. Он согласился, от имени Украины, что будет именно такой текст.

- Говорили, что человеком, который добился парафирования без перевода, без рассмотрения Кабмином, был заместитель министра экономики Пятницкий.

- Он руководил всем переговорным процессом – человек прозападно ориентированный. Потом Запад ему выдал премию – он перешел на очень хорошую должность. Но чтобы ни делал Пятницкий, он должен был находиться под контролем. Тот же Янукович должен был обеспечить этот контроль. Но этого не было. То, что раздувалось вокруг этого соглашения, было понятно. Эта история продолжалась несколько месяцев. Летом 2013 года Россия объявила нам по этой причине экономическую и таможенную войну, по сути. Тогда уже все было ясно. Когда после очередных переговоров стала ясна российская позиция (в августе 2013 года), Юрий Анатольевич Бойко, возглавлявший группу высокого ровня переговорщиков, выходя с переговоров, сказал: "То, что мы делаем, – это война с Россией. Но только Россия к войне готова, а мы – нет". Наше руководство тогда этого не понимало, потому что когда встречались в узком кругу представители российского правительства, очень жестко говорили: это конец экономическим связям. Они считали, что геополитический разворот означает уход Украины из зоны влияния России. 17 декабря 2013 года, когда уже шел Майдан, когда Янукович отказался от подписания Соглашения об ассоциации, состоялась большая встреча на самом высоком уровне в Москве. Тогда Янукович торжествовал от того, какие уступки мы выдавили из России: резкое снижение цены на газ, кредит на 15 млрд, соглашение с российскими банками о предоставлении кредитов украинским предприятиям на 20 млрд долл., возобновление совместного строительства самолетов, строительство завода по производству ядерного топлива. Там шел огромный пакет в интересах Украины, которым гордился Янукович. Он считал, что с Майдана уйдут, а тут он выдавил все, что можно. А получилось совсем не так. Эти моменты Запад не мог упускать. Если бы все это состоялось, мы бы жили сейчас совершенно в другой стране.

- Было ли подписание всех этих документов тем, что заставило кого-то активизировать кровопролитие на Майдане?

- Да. До того резкого обострения не было. Все эти события резко стимулировали процессы. Мы узнаем, что и когда произошло, когда разберемся, почему после подписания соглашения Януковичем и "оппозицией", которое случилось в присутствии представителей европейских стран, случилось обострение, расстрел и смена власти в стране.

- По вашему мнению, будут ли досрочные выборы, парламентские и президентские, и спасут ли эти выборы рейтинги правящей партии? И что может спасти Украину?

- Глава парламента Разумков на днях очень уместно напомнил, что в случае досрочных президентских выборов действующий президент не будет иметь юридического права в них участвовать. Значит, их не будет. А что касается досрочных парламентских выборов, то возникает вопрос: а зачем? "Слуга народа" не наберет столько мандатов, как в 2019 году. Поэтому все останется пока так: страна будет продолжать деградировать. Что-то можно было бы оправдывать из произошедшего, если бы мы увидели огромные массированные инвестиции. А выяснилось, что Западу от нас нужны природные ресурсы, наши трудовые ресурсы, в основном в виде неквалифицированной рабочей силы, и нужна зона конфликта с Россией, потому что это то, что позволяет Западу получать от РФ какие-то дополнительные уступки, давя ее санкциями. Но ни Украина, ни украинцы ничего от этого не получили позитивного до сих пор, и совершенно очевидно, что не получат.

- Поднимет ли Зеленский во время встреч с Меркель и Байденом вопрос о списании долгов или хотя бы об их реструктуризации?

- Ставить вопрос даже не о списании долгов, а о массированных объемах материальной помощи Украине – совершенно правомерно. Украина столько оказала огромных услуг Западу за свой счет в этой борьбе с РФ, что мы не должны соглашаться, что это все останется за наш счет. Мы потеряли десятки миллиардов долларов, а в расчете на весь этот период счет идет на сотни миллиардов. Мы не получили никаких компенсаций. То, что нам дают как помощь, — это манипуляция. Это все кредиты. Украина получила ограниченные объемы технической помощи безвозвратно, но большая часть этой помощи либо была использована на оплату самих же западных консультантов, либо она была потрачена на стимулирование военных действий.

- Как вы считаете, к чему все идет в переговорах между Россией и США? И где здесь Украина?

- Украина и США кое о чем договорились. Восстановили дипломатические отношения на уровне послов, продолжают переговоры по обмену задержанных лиц. Ничего уже не говорилось на встрече о "Северном потоке - 2". Это тот случай, когда определенные договоренности достигнуты за счет Украины. Главное, что Украина несет колоссальные и безвозвратные потери при такой политике. Я предполагаю, что переговоры будут продолжаться, потому что, когда ведут переговоры лидеры таких держав, как Россия и США, это всегда переговоры о разделе мира. Пусть РФ не может претендовать на многое, но на что-то она претендует. Взяла определенные базы в Сирии, разместила там бомбардировщики, которые держат под прицелом 6-й флот США. США крайне озабочены возможностью быстрого сближения России и Китая, особенно в военно-технической сфере. У РФ есть разработки гиперзвукового оружия, в котором заинтересован Китай. Какое место они уделят Украине, сказать сложно. Украинское руководство совершило большую ошибку, изображая все так, что Запад якобы крайне озабочен нашим развитием и благополучием. Это не так, Запад использует Украину. Огромная часть проблем решается и будет решаться за счет Украины. Я уверен, что большая сделка, которая уже началась, будет доведена до конца, что стабильность в нашем регионе будет достигнута. Многое будет зависеть от того, как руководители ЕС и США объяснят Зеленскому необходимость выполнения Минских соглашений. Байден подтвердил необходимость их выполнения.

- Прогнозируете ли вы сам факт возможности встречи Путина и Зеленского?

- Команда Зеленского активно требовала встречи с Путиным. Путин приглашал Зеленского приехать в любой день, чтобы обсуждать вопросы. Зеленский свел все это к техническим вопросам – где и когда? Дипломатически это правильно. Он вначале должен съездить к Байдену, и когда Байден ему изложит взгляд США на украинскую политику, вероятно, Владимиру Александровичу станет понятней, как и о чем он может говорить с Путиным. После этого встреча, наверно, станет очень реальной.

- Шмыгаль подтвердил планы внедрения накопительной пенсионной системы. Минфин надеется на ее запуск уже в следующем году. Реальны ли такие планы? И не собираются ли власти таким образом покрыть дефицит Пенсионного фонда, который уже сейчас составляет более 10 млрд грн, нашими деньгами?

- Я создал Национальную комиссию по регулированию рынков финансовых услуг в 2003 году.  ВР был принят закон о негосударственном пенсионном обеспечении, и система негосударственных пенсионных фондов была создана. Мы их тогда зарегистрировали около 100 штук, создали всю нормативную базу. Но эта система была создана как добровольная. Так что накопительная пенсионная система действует и сейчас – более 80 негосударственных пенсионных фондов. Можно нести туда деньги и накапливать их там. А сейчас речь идет об обязательном уровне. Вопрос: откуда возьмутся деньги и кто их будет туда вносить? Все это очередная манипуляция. Никакие негосударственные пенсионные фонды не решают проблему пенсионного обеспечения. Те граждане, у которых есть деньги, и так накапливают себе на старость. Для того, чтобы все это работало, надо понимать, что частные структуры, стоящие за негосударственными пенсионными фондами, ваши деньги имеют право инвестировать в доходные проекты. Для того чтобы это было по-настоящему надежно, нужен развитый рынок ценных бумаг – фондовый рынок. Этого рынка нет. Вероятность потери этих денег огромная. Поэтому, даже с этой точки зрения, страна не готова к системе негосударственного пенсионного обеспечения. Бизнес лоббирует это, потому что для бизнесмена 30 лет пользоваться вашими деньгами – это возможность неплохо зарабатывать. Мировой опыт показал, что пенсионные фонды, созданные по таким схемам, – а эта схема была предложена Агентством по международному развитию США, – это огромные потери и банкротства этих фондов. В том виде, как оно агитационно идет сейчас, оно ведет для граждан к большим потерям.

- Мы живем в стране, где у людей довольно часто забирают социальные права. Эта циничная логика экономического тупика приводит к тому, что люди привыкают, что завтра будет еще хуже. Вы верите в то, что Украина может восстановиться? Что Украина в состоянии восстановить свои экономические связи с Россией? Или мы уже прошли точку невозврата?

- То, что Украина может сотрудничать экономически с РФ, показала вся эта напряженная борьба вокруг ГТС и транзита газа. Обратите внимание на манипулятивность и двойственность наших провластных пропагандистов, когда они говорят: давайте введем взаимные санкции и прекратим сотрудничать в поставках авиационных двигателей, потому что это может быть использовано против Украины. А давать услуги агрессору по транзиту газа – святое дело. А я хочу, чтобы там довели до конца одно расследование, о котором все знают при власти, но не доводят. Когда было объявлено, что Украина больше не покупает российский газ, при Порошенко, на самом деле оформляли тот же российский газ как поставленный через фирмы-прокладки. По данным таможни мы переплатили 1,5 млрд долл. этим прокладкам. Т.е. транзит газа давал огромные доходы руководителям нашего государства. Поэтому такая напряженная борьба за этот транзит, в том числе. Потому что они лично заинтересованы были, и схемы сохраняются до сих пор. Все время говорят о войне, но юридически войны нет. Тогда нельзя все время прогибать людей и продалбливать им мозги. Если война, то нужно относиться к войне по-серьезному. Козак, представитель российского правительства, называл, кто из украинских олигархов имеет самые большие объемы экономических отношений с РФ.  А если для определённых людей есть такие возможности, а при Порошенко даже была организована поставка военной техники, то тогда определитесь, почему нельзя продавать воду в Крым. У меня много родственников в Крыму, и люди, которые поддерживают Украину, страшно обижаются на Украину. Они говорят: за что Украина к нам так относится? Я не верю, что кто-то всерьез думает, что то, что лишили украинцев воды, как-то подрывает военный потенциал РФ. На ту же воду Зеленский мог что-то выменять у Путина, например, увеличить квоту на транзит газа. Тимошенко, когда подписывала контракт на транзит газа, она подписывала на 10 лет, а при Зеленском подписали только на 5. Почему согласились на резкое сокращение - до 40 млрд кубов? Более 30 млрд кубов отдали туркам. Это шаги, ведущие к большим потерям и не обеспечивающие доходы. На заводе "Антонова" 12 недостроенных самолетов стоит. Но у них нет шасси, которые производят в РФ. Наша власть ввела санкции и отказывает в поставке шасси для украинских самолетов. А эти самолёты стоят полмиллиарда долларов. И они стоят назло врагу. Нельзя же все время действовать в каких-то собственных интересах, а не в интересах государства.

- В своем последнем интервью Зеленский пожаловался на Лукашенко, что тот нарушил свое обещание и не выдал "вагнеровцев". Ваше мнение по этой ситуации. И как можно охарактеризовать то, что сейчас говорят о полном разрыве с Беларусью?

- Я считаю, что то, что происходит с Беларусью, – это не наша война. Запад не устроила победа Лукашенко на выборах, и начались волнения в Беларуси. Украина, как всегда, присоединилась к санкциям Запада по Беларуси. А что Украина от этого выигрывает? Нам поставляют 40% всего дизтоплива, бензина, большую часть битума для строительства дорог. Товарооборот на 4,5 млрд долл. – зачем нам эта чужая война? Политически Беларусь, несмотря на свои дружеские отношения с РФ, поддерживала Украину. Не признала аннексию Крыму. Всех бойцов, которые воевали на Донбассе, на стороне сепаратистов, Лукашенко посадил в тюрьму, демонстрируя поддержку Украины. Была замечательная встреча Лукашенко и Зеленского в Житомире, там был целый ряд хороших проектов, которые теперь исчезают. Вот эта привычка прогибаться перед кем-то, не получая никаких компенсаций, не признавая Лукашенко избранным президентом, - это вернется бумерангом для представителей украинской власти. А это вопросы региональной стабильности. Запад, который пытался оторвать Беларусь от РФ, как он оторвал Украину, добился другого результата – запихнул Беларусь в теснейшие объятия России. В нашем регионе выстраивается такая линия фронта, и Украина оказалась на передовой этой линии. Все говорит о том, что два формирующихся враждебных лагеря готовятся к войне. Может, все же война нам не нужна? После заявления Путина о том, что он боится, что здесь будут ракетные установки, которые за пять минут долетят до Москвы, украинское руководство же не сделало заявлений о том, что никогда таких установок не будет.

- Как бы вы оценили роль украинских олигархов?

- Олигархи – это порождение той модели приватизации, которая была у нас внедрена. Запад требует деолигархизации. Какие бы ни были олигархи, а многие из них криминального происхождения, но это национальный капитал. Чтобы окончательно взять под контроль Украину, Запад должен лишить олигархов их собственности. Она должна быть передана западным транснациональным корпорациям и западным олигархам. В США никто не ведет борьбу с олигархами. Именно крупный бизнес во всех развитых странах управляет экономикой. Стремление Украины начать борьбу можно объяснить только желанием подыграть западным олигархам, уничтожить руководителей и собственников украинского национального капитала. Наши олигархи оказались не готовы проводить политику протекционизма и в итоге они, скорее всего, будут уничтожены.

- Почему все-таки лозунг "Олигархи Украины, объединяйтесь!" не достиг результата?

- Говорят, что иногда по каким-то вопросам им удается договориться. К сожалению то, о чем им удается договориться, связано не с развитием страны. Олигархи мыслят в категориях своего бизнеса. Они договорились о зеленой энергетике – приходится останавливать даже АЭС, чтобы они зарабатывали на супердорогой энергии. Стране это наносит ущерб, но олигархи и западные инвесторы договорились за счет страны. А моя идея о том, что они должны преследовать национальные интересы, до них еще не дошла, потому что их еще не раскулачил Запад. Когда у них начнут арестовывать активы за границей, когда суды будут под контролем Запада, тогда они поймут, но будет поздно.

Новости по теме

- Как вы видите ситуацию перспектив голубых касок и какие страны могут направить нам свой контингент, который бы нас устроил?

- Это ООН решает. Но об этом реально речь сегодня не идет. Сегодня на Донбасс миротворцев никто не собирается вводить. На сегодня действует Резолюция Совбеза ООН, которой утверждены минские соглашения, и Украина свою часть обязательств по этим соглашениям должна выполнить, как и РФ, и сепаратисты.

- Есть ли все-таки перспектива у "Антонова"? Или конкурента "Боинга" здесь уничтожат?

- Перспектива у "Антонова" есть. Но это зависит от наличия контрактов. Зеленского можно похвалить за то, что впервые Минобороны дало заказ "Антонову" на производство трех военно-транспортных самолетов. Но вместо того, чтобы предусмотреть деньги в бюджете, чтобы профинансировать - этого нет. "Антонов" получил кредит от коммерческого банка под достаточно высокие проценты, а это уже не совсем то. Надо, чтобы была мощная государственная политика. Для начала разрешите "Антонову" купить шасси для недостроенных самолетов, и вы получите 12 самолетов, которые могут летать.

- Вы говорили, что у вас есть предчувствие возможности войны. О каком конфликте вы говорите?

- Проблема в том, что очень быстро развивается Китай и целый ряд других азиатских государств, и происходит передел сил в мире. РФ представляет ценность для всех, ввиду развитости военного производства. Поэтому на нее и давят, и есть угроза, что она может отойти в союз с Китаем. Поэтому США будут искать возможность с Россией как-то договориться, но на максимально выгодных для США условиях. Бывший заместитель главы ЦРУ в интервью сказал, что для ЦРУ сейчас главное направление — это Украина. Именно здесь решается судьба борьбы между Западом и РФ - он сказал.

- Где Украина в этом всем?

- Украина должна руководствоваться своими интересами, прежде всего. В сферу высоко технологичных производств, военных, вмешиваются основные мировые игроки. И они разрешают либо не разрешают. Для того чтобы они что-то разрешили, нужно прилагать очень большие дипломатические усилия, а не так, как работает наша дипломатия. Мы же видим, что заявляет наш министр, послы в отдельных странах, каков их уровень некомпетентности. А вы создайте хоть один крупный проект, проведите переговоры и откройте Украине дорогу на мировые рынки. К этому надо стремиться. Я не критикую Зеленского – таков выбор украинского народа. Моя задача в том, чтобы что-то подсказать. Я про эти 12 самолетов закидывал в ОП несколько месяцев назад, но это вылилось только в пиар-акцию пресс-конференции на фоне недостроенных самолетов. В ОП слишком много специалистов по пиару, но явно не хватает ни специалистов в промышленности, ни в экономике, ни в финансах. Увидеть во всем этом возможность красивой картинки вместо того, чтобы получить готовые самолеты – это ж тоже надо суметь.

- Есть ли какие-то обстоятельства, которые вдохновляют вас и позволяют вам думать, что у Украины есть какое-то позитивное будущее?

- Для того чтобы было будущее, нужны мощные политические силы, нужен свободный обмен мнениями. Но мы ведем с вами обмен мнениями на закрытом канале, который искусственно ограничили. Информация должна быть доступной, должна быть дискуссия, конкуренция, лидеры оппозиции не могут быть под замком, под арестом. Та же ОПЗЖ оказалась под глубочайшим прессингом, а все это ведет к одному: если нет мощной политической силы, способной проводить эффективные решения в интересах страны, то и перспектив на сегодня нет. Может быть, на очередных выборах народ подумает. Но народ не вырабатывает идеологию – идеологию, программы действий вырабатывают партии. Никогда народ не выиграет сам в политике без мощной политической партии.

- Спасибо.

Источник: 112.ua

видео по теме

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров