banner banner

Виктор Медведчук: Не стоит оглядываться на шаги Путина, нам нужно самим разобраться в том, что происходит в Украине

Интервью председателя политсовета партии "Оппозиционная платформа – За жизнь" Виктора Медведчука украинским СМИ

Виктор Медведчук: Не стоит оглядываться на шаги Путина, нам нужно самим разобраться в том, что происходит в Украине
112.ua

Виктор Медведчук

Председатель политсовета партии "Оппозиционная платформа - За жизнь"

Интервью председателя политсовета партии "Оппозиционная платформа – За жизнь" Виктора Медведчука украинским СМИ

- Виктор Владимирович, к вам много вопросов. Но начать хотела бы вот с чего: как ваше настроение? Расскажите, если можете, хотя бы коротко о своем времяпровождении в условиях вынужденного домашнего ареста. Чем занимаетесь в первую очередь?

- Виктор Медведчук: По поводу настроения и состояния - я хочу сказать, что оно не меняется. Тем более, в условиях опасности, в условиях атаки, в условиях борьбы оно всегда является одинаковым. Я хорошо понимаю, на что я шел, когда стал оппозиционным политиком. Я хорошо понимал, понимаю и осознаю сегодня, что означает борьба с действующей властью. И, может быть, до конца мы, в том числе наша партия, не понимали, до каких пределов может пойти эта власть, но она пошла. Поэтому состояние борьбы, состояние настроя на борьбу - это главное, что есть сегодня и в моих действиях, и в моих помыслах, и в том. Чем я занимаюсь. Занимаюсь я, безусловно, тем, что много читаю, много слушаю, много смотрю, много анализирую и делаю определенные выводы. Делаю выводы для идеологии нашей партии, для последующей и сегодняшней борьба с властью в интересах наших граждан, в интересах избирателей, анализирую политическую, экономическую, социальную ситуацию. Это то главное, чему я уделяю сегодня время в условиях, как вы правильно сказали, домашнего ареста. Ничего не изменилось для меня, ничего не изменилось для моей семьи, которая поддерживает меня всячески и стимулирует меня и мои силы на борьбу с тем произволом, который осуществляется властью по отношению ко мне, по отношению к партии, да, собственно говоря, и по отношению к всему прогрессивному, тому, что есть у нас в стране.

- Виктор Владимирович, вы пишете статьи. В канун Дня независимости вы написали статью, которая называется "Какой может быть Украина? Какой быть Украине?". Процитирую мысль, которая показалась весьма любопытной. Вы пишете: "Путин говорит об одном народе, объединяя русский и украинский народ, а Зеленский предлагает русским и русскоязычным либо ассимилироваться, либо эмигрировать в Россию. При том, что Путин и Зеленский говорят совершенно о разном, они запускают единый процесс – Зеленский выгоняет, а Путин приглашает украинских граждан. Получается, что Зеленский работает в связке с Путиным: один отдает граждан Украины, другой принимает". Вопрос таков: если процесс продлится и дальше, то будет ли вообще Украина как страна?

- Я анализирую в этой статье, в том числе и дальше того места, которое вы процитировали, что собственно, мы видим то, что происходит. И я бы назвал в том числе и эту цитату из первой части моей статьи – какой может быть Украина. А во второй части своей статьи я говорю, какой быть Украине. Это тоже есть в названии статьи. Потому что, анализируя то, что происходит по факту, мы видим отношение г-на Зеленского к тем высказываниям, которые прозвучали из уст Путина в его статьи в отношении исторических корней украинского и русского народа. И он говорит прямо по поводу того, что при том, что он не опровергает и никоим образом не посягает на государственность Украины, более того, он даже не посягает на построение в Украине так называемой формы государственного устройства на путь строительства которой сегодня стала власть – антиРоссии - он говорит о том, что есть люди в Украине, в первую очередь, русскоязычное население, которое не соглашается с тем, что здесь ходят сроить антиРоссию. И это правда – потому что так считают избиратели нашей партии, так считают очень многие люди у нас в стране. И если к тому, что вы процитировали, добавить еще и высказывания г-на Порошенко, который вообще говорит, что у нас сложилась идентичность, у нас страна с одной нацией, у нас страна, которая говорит на одном языке, у нас страна, которая танцует одни и те же танцы – то есть "счастливая" для Порошенко страна, ее основы и фундамент уже заложены. И поэтому дальше надо идти по этому пути и всё нормально. При этому он приводит данные социологических исследований, которые касаются в первую очередь стремления Украины в НАТО, ЕС, завышает эти цифры, но даже в этих завышенных цифрах, о чем я цитирую его прямое высказывание, видно о том, что часть населения – при чем, это миллионы граждан Украины – не согласны с этим курсом. Не согласны танцевать одни и те же танцы, не согласны говорить на одном языке, не согласны исповедовать одну и ту же религию, не согласны чтить в истории те или иные события, даты и давать им однозначные комментарии с теми, которые дает им г-н Порошенко и его политическая сила. И вот в этом сходство и г-на Зеленского, и г-на Порошенко в плане того, что они фактически поддерживают высказывание г-на Путина в части того, что это один народ.

И если это один народ, то и последствия существования этого одного народа могут быть такими, о которых говорит Зеленский. Который предлагает русским, русскоязычным покинуть страну и переехать в Россию. А г-н Порошенко говорит – мне по барабану, те, которые не согласны с одним языком, с движением в НАТО, с движением в ЕС, ему просто это по барабану. Поэтому в той части статьи, которая называется "Какой быть Украине", я отвечаю на этот вопрос – Украина должна разобраться в том, что она сегодня собой представляет. Украина должна осознать, умные люди, которые должны формировать точку зрения сегодняшнего дня, критические оценки того, что происходит и того, что должно происходить в нашей стране наше будущей, они должны анализировать ситуацию, при которой сегодня страна, которая создана из многих частей, территорий, которые когда-то вместе с людьми входили в другие государства, должны быть защищены в своих правах и свободах. И в своих видах и взглядах на жизнь. Именно поэтому и в наше конституции, когда речь идет о языке, прямо записано, что гарантируется развитие и использование русского языка и других языком национальных меньшинств.

Именно поэтому речь идет по поводу того, что сегодня граждане Украины – и это наконец-то признал г-н Зеленский, который на праздновании 30-летия об этом заявил, граждане Украины – это граждане всех национальностей, которые проживают на территории Украины. А ведь это фраза из нашей Конституции. Эта фраза не только должна звучать. Граждане всех национальностей имеют право на свободу вероисповедования, на свободу выражения своих мыслей на русском языке, на языках других национальных меньшинств, а не та дискриминация, которая сегодня устроена.

Поэтому, как только мы поймем, украинцы, о том, что мы собой представляем, о том, что надо считаться с правами других национальностей, живущих на территории Украины, как только мы поймем, что мы должны восстановить защиту наших прав, свобод, которые на сегодняшний день грубым образом попираются. Речь идет и о Конституции, речь идет и о законодательстве, когда права и свободы людей сведены до нуля в их реализации. Когда идут политические репрессии, когда идут политически мотивированные действия, направленные на узурпацию власти в стране, когда введена внесудебная расправа с гражданами, независимыми СМИ, закрываются каналы, идет борьба с инакомыслием. Если мы это не защитим, если мы не восстановим эти права, если мы не восстановим экономику построением разновекторной экономики с учетом моста между Европой и Россией, восстановление экономики и экономических отношений с Россией, с другими странами, в первую очередь со странами Тихоокеанского, азиатского региона, где наша продукция является наиболее конкурентоспособной, где эта конкурентоспособность поможет восстановить нашу экономику, так как это основа всего. Если мы не сделаем справедливой социальную сферу, если мы не поможем нашим людям в вопросах медицины, образования, социальных выплат, то страна Украина, как страна, счастливая для своих людей, как страна успешная, существовать не может.

И это главное, на мой взгляд, и стратегическое, что надо сделать в будущем, анализируя то, что произошло, анализируя то, что имеет место сегодня. Мы должны задуматься и принять правильные рецепты действий для построения будущего, чтобы Украина стала успешной страной.

- Вот вы пишете, что "складывается ощущение, что Россия готовит информационную и идеологическую основу в отношении Украины". Хотела бы спросить, что вы имеете ввиду и обсуждали ли вы свою статью, которая вышла как ответ на статью Владимира Путина, непосредственно с президентом РФ? Обсуждали ли его статью после того, как она появилась и непосредственно вызвала очень большой резонанс и в обществе, и в СМИ? И главное, о чем я хочу спросить: вот Путин практически впервые четко артикулирует, что Россия не даст в обиду русскоязычных граждан, и если Украина продолжит выстраивать государство как проект "антиРоссия", то Россия терпеть не будет. Какие именно, на ваш взгляд, со стороны РФ могут последовать действия?

- Вы фактически в своем вопросе ответили на то, что вы хотели услышать от меня. Да, действительно, судя по всему, сегодня в России формируется определенная идеологическая основа отношения того, что происходит в Украине. И это не напрасно. Вы правильно сказали о том, что господин Путин заявил о защите русскоязычного населения. Более того, у него есть своя позиция по вопросам Украины и, в частности, по главному вопросу, который всегда вызывает острые дискуссии и который является своего рода дамокловым мечем Украины последние 7 лет, – это установление мира на Донбассе. Ведь господин Путин неоднократно говорил о том, что Донбасс — это Украина. Сегодня я ведь уже сказал и хочу подчеркнуть особо то, что господин Путин не посягает на государственность Украины, он даже не посягает на построение в Украине антиРоссии. Но он говорит о том и, я бы сказал, он акцентирует внимание на том, что "а согласится ли с этим русскоговорящее население, согласятся ли с этим этнические русские, которые являются гражданами Украины, как к этому отнесутся те люди, которые сегодня проживают на неконтролируемых территориях Донбасса, каким образом власть своей политикой дискриминации языка, политикой противостояния с Россией, политикой невыполнения минских соглашений может привлечь людей и направить их, как они считают, в нужное русло, так называемой государственной политики?".

И я, как гражданин Украины, вам хочу сказать, я во всем этом очень сомневаюсь, что сегодня миллионы граждан поддержат ту политику, которая проводится в Украине. Да, собственно говоря, мы и знаем, насколько сегодня поддерживаются гражданами Украины действия власти в целом и действия президента Зеленского. Ведь это абсолютно не является никаким секретом на сегодняшний день, что дискриминация русского языка отрицательно воспринимается среди русскоговорящего населения. Полностью запрет творчества, СМИ, культурного наследия, которое было общим нашим. И более того, оно не просто было нашим общим, оно было наработано и украинским, и русским народами, и многими другими народами бывшего Советского Союза. Оно фактически сегодня находится под запретом. И та борьба с инакомыслием, которая началась с закрытия телевизионных каналов ("112", NewsOne, ZIK), закрытия "Першого Незалежного", который просуществовал в эфире всего час и был закрыт по письму – вдумайтесь! – заместителя председателя Службы безопасности. Как еще можно назвать эту службу и как охарактеризовать и дать оценку этим действиям, которые являются по факту ничем иным, как преступными действиями в отношении свободы слова. Свободы слова, которая сегодня провозглашена Конституцией.

И поэтому предположить о действиях России – это своего рода прогноз или гадание. А зачем нам надо думать сегодня, как поступит Россия? Почему мы сегодня должны рассчитывать шаги, каким образом будут действия Путина? А может, нам самим надо разобраться в том, что происходит в стране? Может быть, надо задуматься власти о том, что не могут быть игнорированы интересы миллионов граждан Украины? Ну как сегодня, исходя из крупного патриота и олицетворения "патриотического движения" господина Порошенко, который говорит о том, что "ну, мне по барабану те люди, которые не признают курс в НАТО". Ну, может, ему и по барабану, но ведь по барабану не должно быть господину Зеленскому. Почему? Потому что ведь то, что заявляет господин Порошенко и при этом ссылается на изменения, внесенные в Конституцию в отношении курса в ЕС и НАТО, я хочу сказать, как специалист по конституционному праву. Во-первых, эти изменения внесены в обход существующего порядка, я имею ввиду, что они внесены не в тот раздел, в который их надо было вносить, потому что подобные стратегические вещи, стратегические вопросы государственного развития, они должны вноситься в Первый раздел. А Первый раздел, в отличие от того, куда внесли эти изменения, по удовлетворению "хотелок" Порошенко и тех депутатов, которые за это проголосовали, предусматривает не просто голосование, которое должно быть поддержано 300 голосами, но еще на втором этапе утверждения – референдум. А вот на референдуме курс в НАТО никогда бы не получил свей поддержки. Да, я признаю, что курс в ЕС мог быть поддержан большинством тех, кто пришел бы и высказал свою точку зрения во время всеукраинского референдума. Но по НАТО – нет. Более того, даже если бы это было большинство, то большое количество населения – 25, 30, 40, 50%, по социологическим исследованиям, – с этим категорически не согласны. Как же так оценивать этих людей и то, что они думают, – по барабану?

Так поэтому нужно обращать внимание на слова Путина, но не думать о том, что будет делать Путин. Давайте сделаем мы вместе в нашем государстве, давайте мы сделаем так, чтобы власть шла по пути того, чтобы определить, какой должна быть Украина, какой она должна быть в интересах наших граждан. Не в интересах России, не в интересах Путина, не в интересах Вашингтона или Брюсселя, а в интересах наших граждан. Мы можем только сами построить страну путем вшивания, в тех интересах, которые являются общими. А я уже говорил, общие интересы – это экономическое восстановление, это экономический рост, который отразится на уровне жизни наших людей. Общие интересы — это защита прав и свобод наших граждан, а точнее, восстановление этих прав, которые грубо попираются и нарушаются властью, возглавляемой господином Зеленским. Это выполнение социальных программ. Разве это не общее для Западной, Северной, Южной и Восточной Украины? Общее!

И вот, если мы будем делать так, чтобы были защищены все слои населения независимо от их благосостояния, независимо от того, кто куда хочет идти (в ЕС в НАТО или хочет сегодня исповедовать восстановление отношений с РФ), – вот тогда мы можем построить новую Украину, успешную страну. А не думать, что будет делать Путин. Потому что, акцентируя внимание, Путин тем самым говорит: "Ну, и что дальше?". Так ведь это "дальше" должно быть не для Путина. Это "дальше" должно быть для наших людей. И мы должны работать в интересах наших людей, внимая то, что нам говорят со стороны. 

- Поговорим о том, что нас ожидает, возможно, уже в самое ближайшее время. Пока власть занимается организацией абсолютно, как мне кажется, неэффективных и, я бы сказала, бесполезных форумов, саммитов, как, например, Крымская платформа, на повестке дня очень жестко, как не кажется, очень скоро может появиться вопрос выполнения Минских соглашений, имплементации формулы Штайнмаера. Зеленскому предстоит встреча, которая, вероятно, будет непростой, в сентябре с господином Байденом. Вот исходя из всего того, что мы слышали от президента РФ, от президента США и европейских лидеров в последнее время, особенно после Женевской встречи, как вы думаете, может ли перед Зеленским прозвучать достаточно такой уже, жесткий ультиматум: либо вы выполняете Минские соглашения, либо... ?

- По поводу жесткого ультиматума. Во-первых, я бы не хотел, чтобы жесткий ультиматум звучал по отношению к президенту моей страны. Я сейчас опускаю вниз фамилию этого президента, потому что иногда поведение и действия как раз вынуждают к подобным действиям. Но жесткий ультиматум президенту – это жесткий ультиматум стране. А мы вот только что праздновали 30-летие независимости, мы до сих пор считаем ее суверенной, хотя это далеко не так и это отдельная тема для разговора.

Так вот, по поводу поведения и действий западных партнеров сегодня в Украине, мнение Запада, мнение России. Вы же знаете, что Минские соглашения являются безальтернативными. Безальтернативными. И здесь можно ставить точку. Еще никто из западных партнеров, независимо от того, насколько они любят действующую киевскую власть, не изменял эту позицию по поводу безальтернативности. Вы перечислили западных глав государств, я бы добавил еще госпожу Меркель, которая тоже об этом говорила во время последнего визита в Киев, о том, что Минские соглашения должны выполняться, должна готовиться Нормандская встреча, в первую очередь, встреча на уровне глав внешнеполитических ведомств.

Мы снова возвращаемся к одному. Последняя встреча в Нормандском формате, которая имела место 9 декабря 2019 года, она же предприняла ряд шагов, которые были согласованы. И во время этого парижского саммита было принято парижское коммюнике, где прямо было записано о том, что необходима имплементация формулы Штайнмаера, необходимо правовое регулирование и установление правового статуса, особого ОРДЛО, ведь все это написано в этом коммюнике. Более того, там даже были указаны сроки исполнения того, что намечено, согласовано и утверждено. Но ведь прошло не 4 месяца, как вы помните, а прошло уже фактически полтора года. И воз, как говорится, и ныне там.

И поэтому когда сегодня говорят "нужна Нормандская встреча, надо оптимизировать, надо разблокировать Минские соглашения", возникает вопрос. Подождите, но для того, чтобы их разблокировать, надо действовать в русле Минских соглашений. Для того, чтобы сегодня реализовывать политику, изложенную в Минских соглашениях, которые признаются, подчеркиваю, безальтернативными во всем мире, в Вашингтоне, в Брюсселе, в Париже, в Берлине, в Москве и в Киеве тоже отчасти об этом говорят, надо конкретные действия. И поэтому, если не будет конкретных действий, ничего не будет в этом вопросе.

А то, что эта тема активизируется - так она постоянно активизируется, как только начинаются разного рода осложнения, противостояния на линии соприкосновения. Более того, вы же понимаете о том, что идет время, складывается мнение, впечатление людей, идет устарение процесса этой темы как для первоочередной для стран Европы. И мы же видим уже вот этот процесс того, что западные партнеры Украины устают от бездействия украинской власти. Просто устают и просто заявляют: да, Минские соглашения надо выполнять. В это время мы видим, что обострилась позиция, которая высказывается представителями неконтролируемых территорий. Это связано и с выдачей огромного количества паспортов, это связано и с тем, каким образом они видят свое будущее. А ведь мы украинцы и наша власть обязана видеть это будущее только в одном контексте, возвращение Донбасса в Украину и Украины на Донбасс. Но возникает вопрос, а что же делает власть для того, чтобы этот процесс не просто был реализован, а хотя бы был запущен? А он же даже не запущен, кроме пустых обещаний и кроме, наоборот, действий, которые направлены против этого процесса. Это действия, связанные с тем внедрением и реализацией закона об украинском языке как государственном, фактически, это закон о запрете и дискриминации русского языка. А на каком языке говорят на неконтролируемых территориях граждане Украины, в Донецке и в Луганске? Это движение по пути в НАТО, принятие стандартов в НАТО, построение учебных центров, а в будущем, видимо, желание построения военных баз НАТО. А как относятся жители эти регионов неконтролируемых к НАТО? А каким образом относятся к единственной канонической Украинской православной церкви на Донбассе и как относится сегодняшняя власть? Особенно это связано и актуализировано с приездом патриарха Варфоломея на празднование 30-летия независимости.

Так что это? Это действия умышленные, которые направлены не на поиск пути общности интересов, общего знаменателя того, что может нас сблизить и может сделать реальной политику того, чтобы Донбасс вернулся в Украину, а Украина на Донбасс, а наоборот, выстраивается условная идеологическая стена между Украиной и неконтролируемыми территориями. Разве это не так? Ведь по факту другой оценки дать сегодня нельзя. Это правильно? Категорически считаю неправильным и стратегической ошибкой власти. Потому что мир на Донбассе - это актуальная тема номер один во всех социологических исследованиях. Значит, люди хотят мира, люди понимают, что неустановление мира - это отражение на их жизни, на их уровне доходов, на экономике Украины, на реализации социальной сферы.

Мир - это то, что необходимо сегодня стране для ее дальнейшего развития. И если в этом контексте нет осознания со стороны власти, то это самая большая стратегическая ошибка, которая, естественно, повлечет на состояние дел сегодня в стране и, естественно, будет влиять на дальнейшее развитие в стране.

- И тем временем уже завершено строительство "Северного потока – 2", состоялись немецко-американские переговоры, после которых Виктория Нуланд сделала интересное заявление, мол, Германия взяла на себя обязательство повлиять на Россию, чтобы Россия продлила контракт с Украиной после его завершения. Виктор Владимирович, как вы думаете, идет ли этот аспект в связке с политической плоскостью, могут ли перед Украиной стоять какие-то политические условия по Донбассу? Какие перспективы Украина получает после того, как СП-2 запустится?

- После того как СП-2 запустится, для Украины в экономическом плане, а если расшифровать, то получение средств от транзита газа в Европу, эти последствия будут крайне негативными. И это факт, который хорошо все знают, поэтому подобные высказывания и дискуссия страдают лукавством, причем лукавством со всех сторон. Разговоры со всех сторон, что кто-то обещает, что контракт на транзит газа будет продлен после 2024 газа, – это реально? Конечно, реально. Я подтверждаю, что это может быть. Но только на конкурентных началах. Ведь газ будет идти транзитом в Европу по пути, который на 2000 км длиннее, чем СП-1 и СП-2, только в том случае, если это будет экономически выгодно кому? Первое – потребителям этого газа, то есть потребителям в странах ЕС. Второе. Если это будет выгодно с учетом платы за транзит для поставщика газа – для РФ. Третье. Если результат выгоды первого и второго будет наконец выгоден для Украины. Вот если эти три составляющие свести к общему знаменателю, тогда и я отвечу, что такой контракт и его продление возможны.

Но вы знаете, ведь те, кто этим вопросом занимается, они хорошо владеют вопросом. Владеют вопросом представители НАК "Нафтогаз", Министерства энергетики. Я думаю, они донесли эту позицию и до премьер-министра, и президента, и сделали это давно. Одно дело создавать было газовый консорциум, о котором я говорю последние лет 15, и заинтересовать в транзите газа в первую очередь поставщика этого газа – Россию, во второю очередь – страны ЕС и в основную очередь – Украину. Потому что транзит этот идет по территории Украины. Транзит этот на входе может получить 305 кубов газа, а на выходе в Европу – 145 миллиардов. И вот подумайте, а нужны ли были при этой прагматической позиции Украины, если б она заняла такую позицию в свое время, СП-1, СП-2, "Турецкий поток – 1", "Турецкий поток – 2"? Отвечаю: нет, не нужны были. А выгоду получала бы от транзита, от участия в консорциуме, при котором труба оставалась украинской, поставки оставались бы российскими, а потребление оставалось бы европейским. Но есть еще одна проблема.

Когда власть говорит о том, что после 2024 года будут созданы все условия и Запад нам поможет в продлении контракта, есть еще одна опасность, о которой власть не говорит. Большая часть представителей этого не знает – я могу это утверждать – или не хотят знать. А другие просто лукавят. Потому что сегодня же 2021 год, а до 2024-го – или шах, или султан. Все эти рассказы вы помните еще с детства.

Я хочу обратить внимание на самую серьезную проблему: сегодня Украина получает газ из России. Не напрямую, но из прямых поставок. Что происходит? Газ, который транзитируется в Европу, он отбирается на территории Украины, а сделки по покупке этого газа заключаются с теми европейскими странами, которые являются потребителями российского газа. То есть он не уходит в Европу, он остается в Украине. И, таким образом, мы получаем фактически 10-14 млрд в год. Именно этого газа! А теперь представьте, что если по этой трубе в Европу газ не пойдет. А где мы будем брать этот газ? Вот задайте этот вопрос власти. Я уверен, что у них нет ответа. Более того, любой их ответ будет считаться чистой фабрикацией реальных событий и оценок тех фактов, которые могут наступить для Украины. И поэтому когда мы отрицаем прямые поставки из России, отказываемся от них, которые намного дешевле, а значит, и для населения наших стран этот газ мог бы быть дешевле, а он сегодня поднялся до непонятных высот, мы просто лукавим. Я имею ввиду власть украинскую – просто лукавят и говорят: нет, мы покупаем это в Европе. Но если контракт не продлят после 2024 года, заодно власти надо ответить, а где она будет брать этот газ, эти 10-14 или больше миллиардов, которые сегодня необходимы для потребления и украинскими гражданами, и украинскими предприятиями? Вот в чем сегодня главный вопрос. А вопрос – будет или нет – это вопрос экономической конкуренции.

Не напрасно и Германия, и Россия, делали ударение на том, что СП-2 – это вопрос экономический, это вопрос, связанный с поставками газа, и к политике отношения не имеет. Имеет или не имеет, каждый может судить сам по себе, но для Украины этот вопрос – благодаря, не вопреки, а благодаря непрофессиональной власти, и сегодняшней, и прежней, стал политическим, который будет иметь очень серьезные экономические последствия.

- Виктор Владимирович, хочется поговорить о политической повестке дня в канун осени, и, безусловно, очень важный фактор этой политической повестки – это судебный процесс в деле лидера оппозиции (я имею ввиду ваше дело, в канун Дня Независимости специально старались, видимо). В Офисе генерального прокурора заявили, что завершили досудебное расследование. Какие у вас прогнозы на дальнейшую перспективу в отношении ваших дел, успели ли вы ознакомиться с материалами обвинения и как вы думаете, чего нам всем ожидать осенью? 

- Ну, чего ожидать осенью, мы, как говорится, поживем – увидим, это зависит от многих факторов и многих обстоятельств. Я думаю, что вот то, что сегодня в большей степени дискутируется и является одним из важных и основных вопросов повестки дня, оно в большей степени связано с тем, что от осени ожидают каких-то событий, каких-то протестных акций, каких-то волнений. Я вам хочу сказать, что все зависит только от одного: страна достаточно перетерпела и получила огромный ущерб от двух Майданов – 2004-2005, 2013-2014 гг. Падение экономики, обеспечение социального уровня жизни в нашей стране началось в 2005 году после первого Майдана. После второго Майдана мы фактически угробили экономику, социальную сферу, и через 7 лет после событий второго Майдана мы далеки, чтобы выйти на уровень 2013 года и в плане экономического развития, и в социальной сфере.

Так вот еще один Майдан страна может и не пережить. Но майданы, которые покупаются, майданы, которые стимулируются, это не те майданы, которые нужны Украине. Украине нужен процесс прогрессивного развития. Более того, будут какие-то события или нет, зависит даже не от политических сил, я уверен, что это прямая зависимость от терпения людей. Если люди дальше будут терпеть рост жилищно-коммунальных тарифов, которые в среднем за последние годы вырос на 875%, на 1300% выросла стоимость газа, по сравнению с 2014 годом, для населения, на 1200% - на тепло, на 7005% - на холодную и горячую воду, на 500% - на электроэнергию. Если все это устраивает, при том, что средняя заработная плата выросла на 15%, минимальная пенсия и прожиточный минимум упал на 50%, цены на продукты питания и товары потребления выросли на 270-300%, значит так будет продолжаться, а коммунальные расходы выросли на 450%, по сравнению с 2013 годом, задолженность по коммунальным расходам. Если люди готовы это терпеть ради чего-то или ради кого-то, значит так и будет дальше, а если нет, то тогда могут быть процессы, которые должны повлиять на власть или изменить политику, или провести в стране выборы – как парламентские, так и президентские – для смены власти, которая бы в случае прихода новой власти могла изменить эту ситуацию. Вот что я связываю с осенью, а не просто нагнетание ситуации и какая-то политическая активность, которая всегда связана с осенним периодом.

Теперь в отношении первой части вашего вопроса: про уголовное дело, незаконное уголовное преследование, которое я ощущаю на себе и которое направлено против меня, против моего коллеги по политсовету Тараса Козака. Я еще раз твердо и уверенно хочу подчеркнуть: у правоохранительных органов, у прокуратуры не было никаких оснований предъявлять материалы подозрения, у них нет никаких доказательств и поэтому данное уголовное преследование является незаконным, политическими репрессиями в адрес оппозиции.

Что делаю и что буду делать? Буду продолжать борьбу, буду продолжать борьбу, направленную на то, чтобы опровергнуть все эти незаконные, сфабрикованные, уголовные обвинения. И вы абсолютно правильно сказали, что к праздникам каждый должен продемонстрировать свои достижения, но это советская ментальность, она неплохая, неплохая я сразу скажу. Демонстрировать достижения к празднику — это хорошая традиция и хороший обычай, если это действительно достижения и если они реальны, а не приуроченные к какой-то дате, потому что зачастую, в том числе и в советскую эпоху, имели места именно такие случаи. Но вот здесь в лучшем свете советских последователей, которых можно оценить не с положительной, а с крайне отрицательной стороны, были действия прокуратуры. Видно, прокуратура хотела прогнуться и подтвердить то, что они на своем месте, они ведут активную борьбу и они завершили уголовное расследование и предоставили, как заявила генеральный прокурор, материалы для ознакомления, но у нас это генеральный прокурор заявила о том, что такие материалы предоставлены для подозреваемого и его защиты, а у следователя другая точка зрения, он письменно уведомил о том, что ознакомление с материалами дела может начаться только 30 августа. Нарушение этого закона… Конечно же, нарушение, но ведь разве это единственное нарушение? На сегодняшний день проведение экспертиз, отдельных следственных действий – все это в своей совокупности является грубейшим нарушением уголовно-процессуального кодекса, действующего законодательства, что демонстрирует вопиющее нарушение моего конституционного права на защиту. Это вопиющее нарушение гарантированного мне национальным законодательством, европейским международным законодательством права на справедливый суд.

Я приведу только один пример, не характеризуя всю так называемую базу, которую они почему-то именуют доказательственной: это то, что были удовлетворены десятки ходатайств с обвинениями следствия. Более того, они должны были быть реализованы, но они не реализованы. Несмотря на то что сроки следствия со стороны прокуратуры были принципиально продлены до середины ноября и были согласованы и удовлетворены ходатайства защиты о проведении дополнительных десятка, я подтверждаю, следственных действий, вдруг все свернули, поставили точку и объявили о завершении досудебного расследования и готовы предоставить материалы для ознакомлений. Конечно же, как я уже сказал, с материалами пока никто не знакомился. Когда ознакомимся, я скажу больше, но я и сегодня знаю и уверен, что все эти обвинения являются необоснованными, политическими мотивированными и результатом уголовного преследовании, фабрикацией уголовного дела в отношении меня, в отношении моего коллеги народного депутата Козака, что является в том числе нарушением действующего уголовного законодательства в отношении оценки действий тех должностных лиц, которые пошли на эту фабрикацию уголовного преследования. 

- Виктор Владимирович, но ведь каналы закрывали, помните, под каким предлогом? Якобы обвиняя нашего собственника Тараса Романовича в финансировании терроризма. Но финансирование терроризма почему-то Тарасу Романовичу так и не предъявили, никаких доказательств, никаких, знаете, слайдов, картинок, как они любят это делать, не показали. Но каналы по-прежнему не работают в телевизионном звучании. Мы, безусловно, очень счастливы, что имеем возможность работать хотя бы в Ютуб. Поэтому мой вопрос такой: в условиях закрытия и блокировки сайта "Страна.ua", санкций против "Шарий.нет", Анатолия, Ольги и даже мамы Ольги Шарий, санкций против Игоря Гужвы, когда власть не то, что правовым нигилизмом занимается, а просто полным беспределом, абсолютным беспределом, как можно в принципе, Виктор Владимирович, надеяться на какую-то справедливость? Когда имеешь дело с бандитами, я не знаю, как по-другому сказать, простите.

- Вы знаете, надеяться и бороться – это немного разные вещи, да? Политики должны бороться, люди должны надеяться. Журналисты, кстати, тоже должны бороться. Бороться за свободу слова, бороться за свободу вещания, за право доносить до людей точку зрения, и не только ту, которая сегодня нравится в Офисе президента или самому президенту, а ту точку зрения, которая есть у людей. Конечно же, вот эти действия, которые имели место в этом году...

Вы знаете, я вот, было время, его достаточно, анализировал произошедшее, то, что началось в феврале: внесудебная расправа, закрытие трех телевизионных каналов, введение санкций против граждан Украины, что является вопиющим нарушением Конституции, закона, последующие санкции, которые применялись к так называемым контрабандистам. Почему так называемым? Да потому что власть называет их контрабандистами, а суд этого не установил, а презумпция невиновности по Конституции действует. И потом, лишение лицензии на добычу полезных ископаемых тоже является грубейшим нарушением закона, потому что это возможно через суд. Собственно, и закрытие каналов может иметь место только через суд. Дальнейшие этапы нападения на свободные СМИ, которые излагают иную точку зрения, это не что иное, как незаконная и преступная борьба с инакомыслием. Ведь по-другому это назвать ни в коем случае нельзя.

Почему? Обратите внимание на реакцию и независимых журналистов, и Управления по правам человека ООН, которое высказалось и тогда, когда закрыли каналы, три, а потом четвертый вообще изъяли. Даже не закрыли, не заблокировали, просто изъяли из эфира через час после вещания по законной лицензии на основании письма заместителя председателя СБУ. Так вот, и сейчас, после того как преступно поступила власть, а я иначе назвать это не могу, по отношению к "Страна.ua", к господину Гужве, к "Шарий.нет", к Шарию и его супруге, когда закрыли другие СМИ, то есть новая волна борьбы с инакомыслием продолжается. При том, что ведь многие главы государств в Европе об этом молчат, а свобода слова – это одно из основополагающих свобод, которые гарантируются во всем мире, которые в центре внимания всего мира. Почему же сейчас даже на те обращения международных организаций, которые становятся на защиту, не могут повлиять на Зеленского и его власть, для того чтобы он остановился в этих репрессивных действиях, которые направлены на узурпацию власти и установление в стране диктаторского режима? Почему так происходит? Происходит потому, что, видимо, эта борьба является недостаточной и не все еще устали от власти Украины, для того чтобы заявить принципиальную, категорическую, справедливую оценку этим действиям. Но это не означает, что мы должны все, я имею в виду и политики, которые стоят на позициях свободы слова, и СМИ, их собственники, их журналисты прекратить эту борьбу. Эта борьба должна продолжаться, она должна приобретать новые активные формы в правовом сегодня порядке, для того чтобы доказать всему мировому сообществу, а главное, доказать нашей власти, что она поступает незаконно. И вы абсолютно правы, когда говорите по поводу того, почему закрывали каналы.

А вы же видите, как рассматриваются дела в Верховном суде. Верховный суд не может получить информацию, на основании чего все-таки СНБО, как орган, который не имеет права принимать подобные решения хотя бы потому, что закон о санкциях не дает им такое право, принимает такие решения, эти решения узаконивают и подписывают указом президента Украины. Почему приняли такие решения? То СБУ пытается засекретить процесс, то они не могут предоставить документы, так как они засекречены. Извините, извините, дело рассматривается в открытом судебном заседании. Дело связано с незаконным блокированием и закрытием телевизионных каналов. Дело связано с наложением санкций в отношении граждан Украины, что, в соответствии с тем же законом о санкциях, не разрешено для действий власти по отношению к физическим и юридическим лицам. Как же должен Верховный суд поступать? Вот с этим и связано, что месяцами откладывается дело, потому что у Верховного суда нет возможности сегодня получить те документы, на основании которых кто-то принимал решение. И тем самым власть и в лице СНБО, и президента, и в первую очередь СБУ делает все для того, чтобы не представить эти доказательства, затянуть этот процесс, для того чтобы все оставалось так, как оно и есть.

И в чем проблема сегодня? Это проблема влияния на судебную власть. Ведь на судебную власть, как на самостоятельную ветвь власти, сегодня осуществляется как внутреннее, так и внешнее давление. Внутреннее – это административный ресурс, это действия президента и его команды при власти. Вы помните, с чего это начиналось по отношению к судебной власти? Это начиналось с того, что власть захотела сократить представительство в Верховном суде с 200 до 100 членов суда. После того была попытка вообще закрыть, не ошибаюсь в термине, закрыть Конституционный суд, то есть прекратить полномочия членов Конституционного суда. И был внесен законопроект, который, к счастью, не рассмотрен и был отозван президентом после разъяснения Венецианской комиссии и после позиций международного сообщества. После этого была попытка закрыть и внесен законопроект о прекращении действия Киевского окружного административного суда. Это же незаконные действия, направленные против отдельной ветви власти. Это узурпация власти. Это путь к диктатуре.

В дальнейшем увольняет судью Конституционного суда незаконно, Верховный суд восстанавливает, принимает решение и отменяет указ президента как незаконный. В ответ возбуждают уголовное дело и ДБР начинает расследование в отношении судей Верховного суда. Вы вдумайтесь! Есть три ветви власти: законодательная, исполнительная и судебная. Судебную пытаются уничтожить, потому что она может оказывать влияние и на исполнительную, и на законодательную. Исполнительная сегодня в руках команды Зеленского полностью, законодательная тоже в его руках, потому что монобольшинство в парламенте реализует ту политику, которая диктуется сегодня органами власти. Осталась судебная. Как она может быть независимой? Именно для этого вносится изменение в закон о Высшей квалификационной комиссии судей, о Высшем совете правосудия, но это другая уже зависимость. Это внешняя зависимость и внешнее влияние на судебную власть. То есть с той стороны хотят ввести так называемых международных экспертов, которые будут давать добро: ты можешь быть судьей в Украине, а ты – нет. И так будут считать, и так будут принимать решения по воли вот этих так называемых международных экспертов. То есть судебная власть сегодня попадает в клише: с одной стороны – внутреннего административного ресурса воздействия власти, а с другой стороны – со стороны внешнего фактора, который сегодня реализуется в Украине в виде внешнего управления. И вот эти атаки на судебную власть тоже многое объясняют, в том числе и в вопросах того уголовного дела, по которому я незаконно являюсь преследуемым и подозреваемым. При отсутствии каких-либо доказательств идет давление на судебную власть, чтобы все оставалось в угоду этой власти. Поэтому остается одно: только борьба.

- Виктор Владимирович, уголовный процесс над вами – это не только уголовный процесс над Виктором Медведчуком, а, в частности, и процесс лишения конституционных прав тех людей, которые голосовали за ОПЗЖ. Вас фактически старались выбить из политического процесса: вы не ходите в парламент, не можете давать комментарии в кулуарах парламента. Я хотела бы попросить вас обратиться к вашим избирателям или единомышленникам с очень простым советом, как не терять оптимизм в эти непростые времена, когда запрещают говорить на языке, на котором ты хочешь говорить, когда запрещают праздновать те праздники, которые ты хочешь праздновать, смотреть те фильмы или слушать те песни, которые по душе.

- Коротко я вам скажу: оптимизм для наших граждан, для наших избирателей, тех миллионов граждан, которые голосовали за нас на последних выборах, и тех миллионов, которых стало намного больше, которые будут голосовать на последующих (независимо, очередных или внеочередных), я хочу сказать одно: позиция нашей партии является оптимистической. Мы продолжаем борьбу, продолжает борьбу партия, продолжаю борьбу я. Независимо от того, что нахожусь под домашним арестом, я вижу смысл борьбы. А смысл этой борьбы – это защита интересов наших граждан. Это защита интересов от того, чего власть не хочет на Донбассе, защита от жилищно-тарифных цен на услуги, которые просто зашкаливают и уничтожают наших людей. Это защита их прав и свобод, это защита их социальных обязательств со стороны государства, которые должны были направлены со стороны государства и власти и которых они на себе не ощущают. Это защита нашей экономики. Мы должны продолжать это борьбу, потому что только мы можем построить новую, успешную страну. Нам эту страну не построит никто – ни США, ни Европа, ни Россия. Только граждане Украины, осознав, что всё зависит от них, могут сделать перелом в том, что мы ощущаем сегодня, при прежнем режиме – бедную страну, а при режиме сегодняшнем – нищую страну. Исправить эту ситуацию можно лишь объединившись, поняв, что у нас общее, и действительно ли мы хотим жить в успешной стране, которая будет жить и работать в интересах всех граждан нашей страны, всех граждан Украины.

Источник: 112.ua

видео по теме

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров