banner banner

Украинская ГТС потеряла в своей цене приблизительно 400 млрд долл. за последние 10 лет

Украинская ГТС потеряла в своей цене приблизительно 400 млрд долл. за последние 10 лет
112ua.tv

Руслан Бортник

Политический консультант

- В "Пульсе" Руслан Бортник.

Что нам принесла встреча с Меркель?

- На первый взгляд, ничего. Потому что все цели, которые заявлялись в преддверии этой встречи, не достигнуты. Гарантии компенсаций не получены. Публичная поддержка Германии о вступлении в ЕС или НАТО не получена. Даже общая декларация, меморандум не подписаны. Это самая пустая, провальная, безрезультативная и абсолютно холодная встреча между украинским и немецким руководством за последние семь лет. Но, возможно, Украина и Германия согласовали какую-то позицию для встречи с президентом США. Возможно, Меркель использовала Зеленского, чтобы привести Байдену какое-то общее предложение, с учетом фактора Украины. Поэтому говорить о полном провале этой встречи мы не можем, но можем говорить, что отношения между украинскими и немецкими политическими лидерами сегодня находятся на самой низкой точке за последние семь лет. Сегодня между нашими странами наметились стратегические коллизии, по которым мы не можем прийти к соглашениям, начиная от "Северного потока - 2" и заканчивая вопросом мира на Донбассе. В очередной раз нам напомнили о необходимости имплементации "формулы Штайнмайера". Это была очень настораживающая встреча, которая может быть маркером того, что Украина теряет поддержку западных партнеров, к которой мы привыкли. Некоторые элементы этой поддержки в форме внешнего управления мы откровенно и жестко ругали, иногда мы говорили, что это нам на пользу, но сегодня такое впечатление, что Запад уходит, дистанцируется от Украины, и это чувствовалось вчера по очень холодной позиции Меркель.

Новости по теме

- Пребывание на посту Ангелы Меркель подходит к своему завершению, и она не заинтересована в том, чтобы что-то обещать.

- Европа и Германия еще долго будут жить в тени Меркель. А вопрос "Северного потока" решится при Меркель.

- Глава оператора ГТС Украины Макогон заявлял о том, что компенсация для Украины – это сохранение транзита российского газа на 15 лет в объеме 45-50 млрд куб. м в год. От чего будет зависеть результат того, что получит Украина?

- Гарантии транзита на столь длинный срок, что было бы разумным выходом из ситуации, необходимо обсуждать не только с потребителем, но и с поставщиком, который находится в Москве. Это трехсторонний формат. Кто будет говорить с Путиным? Меркель дала понять, что Европа и Германия не могут гарантировать того, что они будут потреблять эти объемы в будущем. Зеленский предлагал Меркель взять на себя ответственность перед РФ за потребление таких объемов газа через украинскую трубу – эта задача изначально не реалистична. Вопрос продления транзита газа надо было решать, когда мы хвастались Стокгольмским арбитражем. Это была пиррова победа. Мы радовались 3 млрд долл., а теперь будем терять их ежегодно. Тогда в условиях нового транзитного контракта надо было говорить с РФ, что мы отказываемся от претензий, но давайте обеспечим транзит. Надо было выстраивать стратегические отношения на 10-20 лет. А не заглатывать наживку и оказываться на крючке. Мы пытаемся просить, чтобы Германия за нас заплатила, а у них куча своих проблем. Мы, как наивные дети, попали в политическую западню. За соглашения 19-го года кого-то надо наказать, за то, что все эти варианты не были просчитаны и были заключены только на 5 лет. Люди, которые получили премии, положили их в себе в карман и оставили страну после 2024 года без транзита, - государственные преступники. Они совершили преступление против следующих поколений украинцев. Я говорил с этой трибуны, что этим и завершится. Сейчас условия для переговоров намного хуже. Говорить можно, но надо возвращаться к идее трехстороннего газового консорциума. Приглашать ЕС или Германию, Россию и предлагать им трубу, например в размере 50%+1 акция, чтоб они чувствовали свою уверенность в газотранспортных возможностях.

- Но заинтересованность в этом уже меньше после того, как введены в действие различные "потоки".

- ГТС потеряла в своей цене за последние 10 лет приблизительно 400 млрд долл.

- Медведчук же озвучивал идею о трехстороннем консорциуме, чтобы сохранить поставки и подземные хранилища.

- Это логично. Если мы продадим трубу производителю и потребителю, то они будут думать вместе, как ее использовать. Если мы попытаемся продать трубу только ЕС или Германии, то это не сработает. Они окажутся в роли Украины: им придется постоянно договариваться с Россией для обеспечения транзита по этому направлению. А для чего, если по двум нитям "Северного потока" транзит будет дешевле?

- Но Украину заверили, что труба не высохнет.

- Будут использовать как складские помещения: газотрейдеры будут загонять сюда газ на зимний период. Часть трубы будет использоваться для экспорта украинской добычи, а распределительная система – для поставки бытовым потребителям. Это мы говорим о той трубе, которая прокачивала до 200 млрд кубов газа в год, семь лет назад прокачивала 120, а сейчас мы молимся на 40. Все эти команды, "коболевы, витренки", занимающиеся энергетикой, привели к такому положению – они совершили государственное преступление.

- В Берлине Зеленский согласился со всем, что отрицал в плане Донбасса.

- Украина всегда делала вид, что соглашается на кластеры, которые являются теми же самыми минскими соглашениями, но где вопросы сгруппированы в блоки. Порядок их выполнения не меняется. Мы, в принципе, как сказал президент, согласны на кластеры. Это просто риторика, которая призвана убедить, что у нас совместная с Европой позиция, призванная сделать РФ в этом диалоге изгоем якобы. Хотя в Европе прекрасно понимают, что Украина не будет выполнять эти кластеры, и поэтому вспомнили "формулу Штайнмайера": вам ее надо имплементировать, ведь вы это обещали еще в 2019-м году.

- На брифинге по риторике Ангелы Меркель исчезла Россия. Она говорила, что Украина выполняет свои обязательства, а вот сепаратисты этого не делают.

- Стратегические отношения между Западом и РФ меняются. Если до этого года это была взаимная борьба, попытка друг друга разрушить, победить друг друга, то сегодня это холодный мир, попытка максимально рационализировать эти отношения, все негативное отложить в сторону, как Украину. В силу того, что фокус политического противостояния смещается на ось Запад-Китай, западные партнеры пытаются РФ вывести из игры – не сделать ее полным союзником Китая. Хотя Россия будет умеренным союзником Китая, поэтому меняется риторика. Европа сегодня с Россией ищет если не мир, то примирение. Судя по риторике, по попытке занять какую-то позу – политическую, экономическую, - наши лидеры не поняли, что ситуация поменялась. И то, что Европа и США поддерживали, использовали Украину как инструмент борьбы с РФ, сегодня воспринимается как негатив, как потенциальный риск, как потенциальная возможность эскалации, которая не нужна в отношениях с РФ. Украина воспринимается теперь как проблема для выстраивания нормальных отношений с Россией, проблема для реализации стратегии по отношению к Китаю. Именно поэтому Меркель избегала упоминаний России. Это знак для всей нашей политики, что время поз прошло и настало время для прагматичных, рациональных вариантов завершения кризиса, для мирных планов, для новых моделей экономических отношений, для новых моделей механизма снятия санкций.

- На что готова пойти Украина?

- Неправильный вопрос.  А на что-то она готова пойти? За последние годы мы не шли ни на один компромисс. Глубина компромисса является линейкой нашей адекватности, и надо понимать, что на компромиссы нам все равно придется идти.

Новости по теме

- Зачем тему легализации канабиса подняли сейчас?

- Не надо все свои пороки легализировать. С некоторыми надо бороться все же. Много депутатов у нас наркозависимые, причем от наркотиков канабиноидной группы. Мы сейчас наблюдаем по стране классические залеты мажоров. Это серьезный вопрос – вопрос политической лояльности по отношению к западным партерам. 11 штатов США легализировали канабиноиды. Это большой рынок, который чудесно получат многие компании, в том числе и иностранные. Есть две мировые компании, которые легально торгуют канабиноидами. Кроме того, эту тему поддерживают наши и транснациональные уголовные круги. Они понимают, что там, где будет один куст конопли легальной, будет 100 нелегальных. Украина находится в центре Европы – украинская конопля моментально наводнит все европейские и азиатские рынки. Есть чудесная возможность превратить Украину в "Недоафганистан". Кроме того, откровенно спекулируют смертями людей: правительство еще в апреле официально внесло канабиноиды в список разрешенных для применения препаратов для людей, страдающих от болей. И врач сейчас может выписать больному рецепт. Медицински этот вопрос решен – сегодня медицинская конопля уже доступна. Но сегодня в Украине используются уже намного и более тяжелые обезболивающие, которые эффективнее конопли. Поэтому здесь не идет речь о медицинской целесообразности, а тут идет речь о политической целесообразности и открытии Украины как рынка и как производителя в центре Европы этого продукта, который будет дальше ездить по всему миру. Экономический ущерб общества от новой волны преступлений, от пострадавших людей будет несоизмеримо больше, чем потенциальная возможность от производства на нашей территории. Но, если мы будем убеждены, что правоохранительные, лицензионные структуры обеспечат 100% контроль над производством этого продукта, что он будет попадать только в руки тех людей, которые нуждаются в нем, то пускай, когда-нибудь.

- На первой своей пресс-конференции в качестве президента Зеленский ответил на вопрос о канабисе, что это не ко времени¸ это не в приоритете. "Если у нас завтра не будет высокого уровня людей, больных наркоманией, если мы все это преодолеем, тогда и можем вернуться к рассмотрению этого вопроса". Почему сейчас изменилось мнение президента?

- Потому что на кону визит в США, на кону поддержка со стороны мировых финансовых кругов, которые либерально и позитивно относятся к такому роду новшествам. К сожалению, президент даже не решился спросить об этом на референдуме. Президент обещал спрашивать, этот вопрос был в его опроснике во время выборов. Президент знает, что украинцы его не поддержат, а когда власть это знает, то она не собирается ни у кого ничего спрашивать – как по земле, так и по канабису. Они считают, что выборы еще далеко и что игральный бизнес, рынок земли, канабис не повлияют на рейтинги во время выборов. И пытаются реализовать антисоциальные, непопулярные вещи именно сегодня. Этот год и, возможно, следующий будут наиболее антисоциальными. Потом все равно придется вкатываться в избирательную программу и добавлять популизма, чтобы иметь хоть какие-то шансы остаться в политике. А для Зеленского и его команды остаться в политике означает выжить. Потому что если не остаться в политике, то все, что было сделано за это время, догонит обязательно в виде уголовных преследований, в виде серьезных проблем. 

- Наша власть, принимая то или иное решение, действует вопреки желанию украинского народа или, может, власть считает украинский народ не таким уж и мудрым?

- Это то, что позволит не приумножить, а именно сохранить власть. А элементы сохранения власти в нашей модели не классические и вместе с попытками заработать толкают власть на такие непопулярные с точки зрения общества вещи. Плюс искренняя убежденность тех, кто у власти, что народ все проглотит, все стерпит и потом забудет под валом новых информационных поводов. 

- Арсен Аваков ушел с поста министра МВД.

- Посмотрим, куда уходит Аваков. Он может создать серьезные проблемы для власти. Вопрос отставки Авакова решен давно, еще в прошлом году. Искали условия для этой отставки и механизм. Аваков оставался единственным центром власти внутри власти, который балансировал Зеленского. Это была структура внутри власти, но альтернативный центр власти. Все контрольные механизмы сходились в ОП, но силовой блок и часть министров контролировал Аваков. Если Авакова просто уберут, это значит, что Зеленскому удалось завершить формирование монополистической системы управления, в которой больше центров влияния и центров конкуренции внутри власти не осталось.  Потенциально еще может конкурировать Разумков, но он не центр, а просто фигура, значимая. Вместе с Аваковым завершается целая политическая эпоха, начавшаяся после Майдана.

- Законопроект 5200 предлагает увеличить налоги, во многом для обычных граждан. Зачем это делается?

- С крупного бизнеса тяжело взять, потому что он хорошо политически защищен, поэтому налоги будут драть с тех, кто не может себя защитить. С наиболее честных и наивных людей. С 2014 года в Украине ввели 13 новых налогов. И эта тенденция продолжается, это давление на средний класс, на людей, которые имеют небольшие активы в Украине. Цель этого давления не только увеличение доходов в бюджет, но и подталкивание собственников земли и недвижимости к продаже. Если человеку ежегодно придется платить 1500 гривен за пай, притом что он эту же сумму приблизительно получает от арендатора, то это будет дополнительная мотивация к продаже. То же самое касается и недвижимости. Сегодня создаются условия для того, чтобы украинцы теряли собственность. А человек без собственности – перекати поле, им легко манипулировать. Кроме налогов здесь еще элемент глубочайшей социальной трансформации реализуется на наших глазах, потому что эти налоги придумывают не только в Украине – их придумывают иностранные консультанты, которые работают при правительстве и при парламенте.

- Это не напоминает период раскулачивания?

- Да, и латиноамериканские периоды очень напоминает. Ты сам все продашь и уедешь за границу собирать клубнику. Там будешь дешевой рабочей силой. Происходит искусственная люмпенизация. Это неправильный подход – необходимо снижать налоговое давление на средний класс, чтобы он эти деньги инвестировал в экономику. Ведь в отличие от крупного бизнеса, который эти деньги вытягивает в офшоры, средний класс покупает здесь товары и услуги. Это инвестиции в национальную экономику, и им надо способствовать.  Строительство уже несколько раз вытянуло нашу экономику, а сейчас пытаются его придушить.

- 56,4% опрошенных КМИС сказали, что закон об олигархах не несет олигархам угрозы.

- Это не приводит к тому, что это ликвидирует олигарха как такового, но это создает ему проблемы информационного, политического характера.  Это создает мотив договариваться с властью, хотя не приводит к деолигархизации, к отбору активов, к увеличению поступлений в госбюджет. Олигархам этот закон неприятен, но критически на них не влияет. Это тянет за собой осложнения для любого нормального бизнеса: ты ничего не заберешь, но нормальный бизнес можешь убить.

- Богатые люди начнут договариваться, начнут объединяться против ОП и СНБО?

- Любой большой бизнес ищет возможности договориться с властью – это в 99%. И большой бизнес не склонен между собой договариваться. Там работает другой принцип, который сработал против Порошенко: не сговариваясь, по умолчанию олигархи сделали ставку на оппонента. Сначала сделали ставку на Тимошенко, а потом – на Зеленского. И в итоге весь крупный бизнес поддержал Зеленского, потому что Порошенко хотел остаться единственным олигархом. И сейчас такое впечатление, что Зеленский тоже захочет остаться единственным. И я думаю, что такое молчаливое согласие уже сегодня присутствует у крупного бизнеса: больше Зеленского на следующих выборах они не поддержат. Он уже нанес им моральный вред прежде всего. Он уже для них непрогнозируемый, он для них фигура, которая дестабилизирует ситуацию, что не позволяет выстроить бизнес, потому что бизнес требует стабильности. Молчаливый консенсус, что Зеленский уже всё, – есть, но публично кто-то не выступит. Если найдутся политические лидеры, которые поведут на новый Майдан, вы увидите, как крупный бизнес их активно, но тайно поддержит.

- А транснациональные корпорации будут молча за этим наблюдать?

- Нет, конечно. Крупный бизнес смотрит на эту ситуацию, как на элемент игры больших транснациональных компаний через украинскую власть. Транснациональные компании будут искать механизмы, как обеспечить сохранение их интересов в политических условиях, которые могут меняться. Они тоже будут искать нового "Зеленского", ели этот будет уже неэффективен. Сырье, металлы, сельское хозяйство, энергетика – ключевые зоны, которые сгенерировали первоначальные капиталы нашего крупного бизнеса. И пока что так и остается.

- Если на следующих выборах Зеленского не выберут, когда же эти следующие выборы?

- Пока что нет горизонта выборов. Власть будет пытаться дотянуть без досрочных выборов, но не все зависит от нее. Ситуация и по Донбассу, и внутрисоциальная экономическая ситуация, само общество могут в любой момент поставить вопрос о досрочных выборах, на который власть вынуждена будет соглашаться.

- Поменяем бояр?

- С той концентрацией власти, которая есть в руках Зеленского, этот инструмент уже не работает. 25% не знают, кто такой Шмыгаль. Все знают, что власть находится в руках Зеленского, все на него возлагали свои чаяния и поддержку, и, конечно, весь негатив тоже будет на нем концентрироваться. Фактически у нас сформировалась неконституционная монархия, когда один человек правит всеми ветвями власти, и если бы он правил, используя эту власть для достижения социальных результатов, для борьбы с коррупцией, может быть, мы бы сказали, что получили своего де Голля, человека, который устанавливает новую справедливость в обществе. Но мы видим, как эту власть использует сегодня этот человек, какова норма социальной справедливости, каков уровень коррупции.

- Благодарим вас.

Источник: 112.ua

видео по теме

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров