banner banner

Митрополит Бориспольский и Броварской Антоний: Церковный раскол в Украине еще более усилился после дарования так называемого Томоса

Митрополит Бориспольский и Броварской Антоний: Церковный раскол в Украине еще более усилился после дарования так называемого Томоса
112ua.tv

Митрополит Антоний

Управляющий делами Украинской православной церкви митрополит Бориспольский и Броварской (Паканич)

– Мы продолжаем проект "Слово Иерарха". Наш гость – управляющий делами Украинской православной церкви, митрополит Бориспольский и Броварской владыка Антоний.

Добрый день. Каково состояние сейчас Украинской православной церкви? Сколько приходов, сколько монастырей, сколько священников?

- На начало 2022 года УПЦ состоит из 53 епархий, которые окормляют 53 правящих архиерея, также есть 49 викарных архиереев и 6 – на покое. Общее количество архиереев сейчас составляет 109. Кроме того, в состав УПЦ входит 12 381 приход, на которых служат 11 435 священников и 1 078 дьяконов. В УПЦ также есть 260 монастырей, где несут свое монашеское послушание около 5000 человек – подвижников. Это касается и мужских, и женских монастырей. Если мы будем сравнивать с прошлым годом, то увидим, что по статистическим данным церковь увеличивается – в количестве священников, и приходов. Т. е. несмотря на довольно непростую ситуацию – и церковную, и общественную, все же УПЦ возрастает, и этот рост очень динамичен.

- Владыко, какие главные события из жизни УПЦ за 2021 год вы бы выделили?

- Важных событий очень много. Год непростой. Это связано и с продолжающейся пандемией, и с некоторыми другими сложностями. Тем не менее событий, которые останутся в истории нашей церкви, очень много. Я расскажу о некоторых, которые более значимы, или более запомнились. Это прежде всего Крестный ход, который был приурочен ко Дню Крещения Руси. Традиционно он проходит 27 июля, и в этом году Крестный ход собрал, по нашим подсчетам, более 350 тыс. человек.  Удивительно, но в этом году ощущалась особая радость, духовное эмоциональное поднятие духа. Наверно, это было связано с тем, что в 2020 году мы не смогли провести Крестный ход из-за карантинных ограничений, а в этом году люди уже с жаждой такой пришли, помолились на Владимирской горке. После этого все дружно, в единении церковном Крестным ходом, в молитве пришли в Свято-Успенскую Киево-Печерскую лавру. Причем такой молитвенный настрой за свою родину, за свою отчизну свидетельствует о единстве нашем. Причем в Крестном ходе взяли участие не только представители разных регионов нашей страны, но были и представители других поместных православных церквей. Причем это были простые паломники, не только иерархи. Это событие точно останется в памяти и участников Крестного хода, и тех, кто смотрел по телевизору или читал в СМИ. Кроме этого, хотел бы выделить еще такое событие, как съезд монашествующих 15 июля. Впервые в истории нашей новейшей церкви мы провели такой съезд в Свято-Успенской Почаевской лавре. Это очень важное событие, потому что монастыри, монашествующие играют очень большую роль в церковной жизни Это символы и ориентиры для всех верующих УПЦ. Время проходит, есть много разных вопросов, которые нужно было обсудить, и поэтому такой съезд прошел. Он собрал более 300 представителей разных наших монастырей. Я уже приводил статистику, что у нас на сегодня 260 монастырей, 50 скитов, и это огромная такая церковная сила. Впервые в нашей истории такой съезд прошел. Обсуждались вопросы внутримонастырской жизни и даже влияния современных технологий на духовную жизнь. Были выказаны свои видения, как монастыри могут повлиять на сохранение церковного единства, которое сейчас на грани полного разрыва. Этот съезд показал, что он был необходим. Надеюсь, что и в будущем мы будем проводить съезды монастырей. Стоит еще отметить такое событие, которое проходило в Киево-Печерской лавре 11 ноября, – конференцию "Соборность Церкви: богословские, канонические и исторические измерения". Это очень важная конференция, где еще раз обсуждался вопрос состояния всего православного мира, в котором мы оказались после неканонических действий в отношении Украины Патриарха Варфоломея. В этой конференции приняли участие 6 представителей других поместных православных церквей. Еще раз было высказано из уст Блаженнейшего митрополита Онуфрия, что вся сложность современной ситуации всего православного мира исходит из попыток церкви Константинопольской внести новый подход – принципа не соборности в церковной жизни, а влияния, роли, статуса церкви на Фанаре как особого статуса, чего никогда не знала история православных церквей.

- Владыко, что такое работа управляющего делами УПЦ?

- Все, чем живет УПЦ, ее управление зиждется на Уставе об управлении УПЦ. Там сказано, что "Управление делами" — это орган, который помогает в управлении УПЦ предстоятелю УПЦ. Это разнообразные вопросы координации синодальных учреждений, потому что структура очень большая – церковь огромная, много разных сложностей, в том числе каждый день привносит, поэтому координация этого большого церковного механизма необходима. Кроме того, на управляющем делами концентрируется работа по координации епархиальных архиереев, жизнь епархий на местах, потому что все сложные и несложные работы стекаются сюда. Кроме того, управляющий делами является секретарем Священного Синода: готовится вся документация, журналы заседаний Священного Синода. Для более светского понимания – это своего рода правительство внутри церкви. Все текущие вопросы и стратегические, они так или иначе обсуждаются и решаются через "Управление делами".

- Вы управляете и епархией – Бориспольской и Броварской. Я пролистал вашу страницу в ФБ – это просто огромный фронт работ. Вы делаете и то, и то. Как это удается объединять?

- С помощью Божьей и с помощью тех людей, которые рядом. Задача любого руководителя – собрать круг единомышленников, которые будут помогать тебе в твоей работе. Я благодарен Богу, что вокруг меня есть такие люди. Это и священники, и не только, Это люди, которые разделяют бремя моего послушания. Я благодарю их за такую жертвенную работу, жертвенное служение, помощь, и конкретно мне. На самом деле, человек верующий и священник трудится не ради себя, а ради церковной пользы. И если есть этот идеал, то с помощью Божьей все складывается правильно, и я благодарю Бога, что рядом есть такие люди.

- Мы вступили в 2022 год. Как вы расцениваете перспективы преодоления раскола православия в мире и в Украине?

- К сожалению, мы должны констатировать, что церковный раскол в Украине через дарование так называемого Томоса еще более усилился. Раскол углубился реально. По-человечески очень сложно каким-то образом думать, как это все может быть учтено. По крайней мере решение такого сложного вопроса должно предполагать диалог, а диалог предполагает доверие, когда есть искренность в желаниях прежде всего. Но, к сожалению, мы должны опять же констатировать, что со стороны раскольников мы не наблюдаем такого желания. Есть только намерения как-то усилить свое влияние, хотя своими силами у них ничего не получается. Мы слышим из уст некоторых руководителей ПЦУ такие пророчества, что придет новая волна переходов людей, – такие мечтания, которые свидетельствуют о безответственности этих руководителей, потому что за последний год ситуация немножко успокоилась. Поэтому нагнетание и вброс таких идей, которые могут вновь расшатать и привести к реальным конфликтам, к бойням, как это было в 2019 году, конечно, безответственно. И тем не менее все в руках Божьих. Да, мы не наблюдаем желания пока найти правильный церковный выход из этого вопроса, но мы не видим и силы, которая бы к этому приводила. Наверно, мало что зависит от тех, кто сейчас руководит расколом в Украине. Они так или иначе, и мы наблюдаем это, являются марионетками в руках более сильных, если говорить светским языком, "игроков", не только в церковной среде, а и на большом геополитическом поле. Тем не менее мы – люди верующие и надеемся, что это не может вечно продолжаться. Украинское общество заслужило, чтобы православные люди были едиными, но все должно решаться через согласие. И еще раз повторюсь, это основательная позиция нашей церкви: все должно базироваться на церковных канонах. На той традиции, которая выстроена кровью и потом наших подвижников и которая показала свою жизненность. Поэтому все должно решаться согласием, соборностью. Блаженнейший митрополит Онуфрий в своем вступительном докладе на конференции сказал открыто и понятно, что вопрос очень сложный.  И он уже сейчас касается не только Украины. Этот вопрос касается уже всего православного тела. И поэтому этот вопрос должен обсуждаться на Всеправославном совещании. Какая форма этого? Это могут быть представители православных церквей или главы поместных православных церквей. Но только в свете божественного откровения и церковного предания такие сложные вопросы могут решаться, только в духе Божьем через братское общение всех поместных православных церквей.

- Какие вы видите перспективы самой ситуации и реализации принципа соборности с учетом "амманского формата" и есть ли возможность, что будет проведена такая встреча, как была проведена в Иордании, где был блаженнейший митрополит Онуфрий и предстоятели поместных православных церквей и где было начало какого-то обсуждения?

- Это действительно очень удачный опыт и, наверно, единственный путь, который может привести нас к решению этого вопроса. К сожалению, очень много вопросов, не связанных с церковной жизнью, помешали нам в продвижении этого проекта. Я имею в виду карантинные ограничения. Может быть, ситуация немножко успокоится и встречи, подобные амманской встрече, будут иметь место. И есть надежда, что мы выйдем из этой тупиковой ситуации.

- За последний год позиции поместных православных церквей проявились более отчетливо. Тот, кто хотел признания ПЦУ или кого вынудили, – это уже произошло. Вы – один из высших руководителей, в том числе и дипломатии УПЦ. Как меняется позиция поместных православных церквей в отношении происходящего в Украине раскола?

- Ну как может меняться позиция у тех, кто свое мнение, свою позицию строит на церковных канонах? Раскол остается расколом – как его не называй, как не обворачивай в красивую обвертку. Мы говорим, что раскол – это рана, это болезнь, и выдавай болеющему человеку справки или не выдавай, если его не будешь лечить, он останется в таком же состоянии. Я наблюдаю за ситуацией, езжу в поместные православные церкви и в общении с предстоятелями и с иерархами, видно, что позиция уже устойчивая. Конечно, мы должны констатировать, что само признание украинских раскольников и их легализация – это не сугубо церковный вопрос. Все это строилось на большой геополитике, на внутренней политике в том числе. И признание другими церквями, некоторыми, тоже имело причины не церковного характера, а именно политического. Поэтому мы надеемся, что все же здравый смысл и ответственность за церковную жизнь, за будущее православной церкви все же будет преобладать и поместные православные церкви будут руководствоваться именно церковной заботой, евангельской миссией среди своих народов и вообще в мире, в котором мы живем, в очень сложном мире, который не стремится сейчас, к сожалению, двигаться в русле христианских идеалов. Мы это прекрасно видим и должны об этом свидетельствовать, поэтому единство церковное – это очень важная ценность, к которой мы должны стремится вопреки каким-то политическим, может быть, каким-то эгоистическим устремлениям. Забота о церкви, ответственность за вечность людей, которые будут рождаться на нашей земле – это должно быть главнейшей задачей при принятии таких важных вопросов, важных позиций в отношении любого раскола, не только в Украине, а любого раскола, который сейчас существует почти в каждой поместной православной церкви.

    

- Блаженнейший митрополит Онуфрий и вы многократно предупреждали, что этот раскол не ограничится Украиной. И мы в прошлом году уже видели некоторые свидетельства этой ситуации. Вы были с визитом в Сербии, в Черногории, Что сейчас делает Константинополь в отношении Македонии?

- Мы можем говорить только о том, что уже имеет очертания реальные. Мы видим, что уже предпринимаются какие-то определенные шаги по признанию македонских раскольников. Я был месяц назад в Македонии, и могу засвидетельствовать, что очень жестко поступили с представителями канонической православной церкви в Македонии, и как сложно там сохранять верность церковным канонам.  Очень печально, что Фанар, в лице патриарха Варфоломея, к сожалению, очень часто принимает позицию не канонической церкви, а раскольников. Это удивительно, потому что исторические факты и реальности дают почву принять церковную позицию, но почему-то логика воспринимается не тех, кто страдает за Христа и за церковь, а тех, кто является раскольником, кто стремится всяческими силами, в том числе и физическими, уничтожить каноническую церковь. Это очень печально, но, мы видим, и это засвидетельствовано и публичными заявлениями патриарха Сербского, и другими иерархами Сербской православной церкви, о том, что они стойко стоят на фундаменте канонического устройства, и в этом плане они всегда поддерживают в Украине каноническую православную церковь, признают, что в Украине действует только одна церковь Христова, которую возглавляет блаженнейший митрополит Онуфрий. Думаю, что с Божьей помощью и мы в Украине преодолеем этот раскол, и Господь сохранит и Сербскую православную церковь, которая, как мы видим, сейчас находится на грани каких-то неправовых, неканонических действий патриарха Варфоломея, по отношению к Сербской православной церкви.

- Как далеко может зайти раскол в мире православия, если все будет идти так, как оно сейчас идет?

- К сожалению, мы должны констатировать, что раскол уже имеет место во всемирном православии. Как далеко – сложно сказать, потому что если не будет желания вернуться в рамки традиционной церковной жизни, в рамки канонов, то, к сожалению, мы должны сказать о том, что оформление этого раскола может произойти очень скоро. Но мы все же надеемся, что Господь избавит нас от такой ситуации и мы сможем, несмотря на все эти сложности, все амбиции, преодолеть их и жить и свидетельствовать во Христе, в православной вере миру едиными устами и единым сердцем.

- За последний год чуть больше определилась позиция государства в отношении УПЦ: меньше стало оскорбительных слов от высших представителей украинской власти. Президент подписал закон о военном капелланстве, были сняты самые одиозные формулировки, против которых выступала УПЦ. Речь шла о недопуске капелланов УПЦ к духовному окормлению украинских военнослужащих. Как бы вы охарактеризовали отношения власти и церкви на нынешнем этапе?

- Ситуация изменилась, может быть, даже кардинально, по отношению к периоду правления президента Порошенко, потому что тогда государственной политикой было ущемление прав верующих УПЦ и просто уничтожение УПЦ. Сейчас такой государственной политики нет – нет указания из Киева захватывать храмы. Если взять краткую статистику, то в 2019 году рейдерских захватов было 128. В прошлом году – всего 7. В 2019 году так называемых "переходов" было 88, а в прошлом году их вовсе не было. Т. е. нет государственного заказа, нет указаний из центра, и потихонечку ситуация стабилизируется. Конечно, мы еще долгие годы будем жить в непростой ситуации взаимоотношений с раскольниками, потому что мы видим, что на местах еще существуют националистические силы и политики, которые пытаются таким образом поддержать свой электорат. Они будут этот вопрос использовать еще и в будущем. Но мы благодарны президенту Владимиру Зеленскому, что все же есть определенная дистанция политиков от религиозной тематики. Хотя ничего в том, чтобы разрешить кардинально церковный вопрос во взаимоотношениях с государством, не делается. Потому что те законы, которые являются антиконституционными, которые противоречат всем европейским конвенциям, до сих пор действуют. Это закон о переименовании и закон, который облегчает так называемые "переходы" приходов нашей церкви к раскольникам. Эти вопросы, к сожалению, не решаются, и пока они не будут разрешены в поле существующих законов, эта ситуация будет тлеть долго. Например, за этот период в связи с законом о переименовании мы не можем зарегистрировать в епархии ни одного архиерея, которого мы переместили или назначили. На сегодня более 1000 приходов не имеют государственной регистрации. Это целая поместная церковь, которая существует, они открыты, поданы документы, но в связи с тем, что действует этот закон… Да, он приостановлен, но тем не менее в органах, которые регистрируют, эти приходы не регистрируют.  Это очень большая сложность. Конечно, голос церкви слышится не всегда, но слышится. Закон о капелланстве, несмотря на попытки определенных сил поддать дискриминации военнослужащих, которые являются верными чадами УПЦ, был принят уже с изъятием этих пунктов, которые не допускали наших священников в духовном окормлении солдат. Если взять прошлый год, то голос нашей церкви был услышан в связи с прибытием патриарха Варфоломея. 24 августа в Софии, когда было мероприятие благословения Украины, по просьбе нашей церкви патриарх Варфоломей не был приглашен на это мероприятие. В определенных моментах голос церкви слышен, власти прислушиваются, но пока не будут приняты эти кардинальные вопросы, которые вводят в русло законодательное жизнь нашей церкви, этот сложный вопрос будет тлеть и будет давать возможность рейдерам и так называемым черным регистраторам делать свое грязное дело в отношении дискриминации прав наших верных чад, которые являются полноправными гражданами нашего украинского государства.

- Все это предполагает набор простых и сложных решений. Чиновники разных уровней, которые являются начальниками таких одиозных персонажей украинской региональной политики, как Салецкий из Винницы, как Гергелюк из Черновцов, у них есть начальники, которых можно просто уволить. А есть уровень президента Украины Зеленского. Что мог бы сделать президент для улучшения отношений с УПЦ?

- Когда мы говорим о своих правах, о тех проблемах, которые существуют в УПЦ в связи с событиями так называемого Томоса, мы не просим себе каких-то привилегий. Мы только говорим о том, что верные чада УПЦ являются равноправными членами украинского общества и гражданами своего государства. Все законы, начиная от Конституции, гарантируют нам равные права существовать, верить, быть в храме. Поэтому если какой-то чиновник в силу каких-то своих убеждений действует антизаконно, думаю, что у нашего гаранта Конституции есть все возможности это исправить. Это должно быть и внутреннее желание, и исполнение тех обязательств, которые наложены на президента Украины. Но мне кажется, что здесь вопрос не только в президенте. Мы уже 30 лет живем в государстве, которое декларирует демократический путь развития. Но, к сожалению, мы еще пока не научились жить по Конституции, по законам. Многие наши чиновники, приходя к власти, решают каике-то свои вопросы. И их решения связаны не с государственной целесообразностью и будущим государства, а со своими личными амбициями. Это очень сложно. Думаю, что мы еще не прошли период роста и нет этой ответственности перед Богом, перед государством, перед историей. Но я надеюсь, что все же люди живут своей совестью, и совесть должна подсказать. Да, конечно, совесть можно сжечь, и она будет подсказывать совсем другое, но есть еще и арбитры. И на Земле есть арбитры, которые должны подсказывать человеку, как совесть ввести в рамки, но если нет земных арбитров или они не хотят этого делать, то есть еще Арбитр над всеми нами, и Он очень внимательно следит за жизнью каждого человека. И если иногда мы уходим очень далеко, Он дает очень болевые знаки. Страх Божий должен присутствовать всегда, и не только у верующего человека, но и у того человека, которого Господь приводит на служение. Ведь любая государственная должность — это служение. Служение своему народу, а в целом и служение Богу.

- С одной стороны, назначение этого очень плохого человека, Юраша, послом Украины в Ватикане. С другой стороны, предстоятель УГКЦ Святослав Шевчук заявляет, что уже ведутся консультации об объединении в единую структуру ПЦУ и УГКЦ. Как нам относиться ко всем этим процессам?

- Будет неправильно, если я буду комментировать назначение посла в любую страну. Это прерогатива президента и он имеет на это полное право. По-человечески и исходя из наших межконфессиональных отношений, мы видим, что этот человек сделал очень много плохого, и не только в отношении УПЦ. Я знаю, что и другие конфессии были против, когда узнали о таком назначении, были не согласны с ним. Но решение было принято, мы не знаем мотивации. Если эта мотивация такая, о которой вы говорите и которая встречается в медийном поле и ее обсуждают некоторые политологи, возможно, такая цель ставится. Но тогда должны поставить вопрос тем, кто является сторонниками так называемой ПЦУ. Если они православные, а их ведут к окатоличиванию, то их позиция и их отношение к своей вере, их отношение к тем, кто ими руководит?  Но это их точка зрения и их право, какие цели они ставят перед собой, находясь в этой структуре.  

- Каждый год перед Рождеством возникает дискуссия о переносе даты Рождества. Какова ваша позиция по этому поводу?

- Позиция УПЦ была высказана неоднократно нашим предстоятелем, иерархами, священниками, просто верующими людьми: она однозначна. На сегодняшний момент нет никакой необходимости переходить на какой-то другой стиль. Мы праздновали, празднуем и будем праздновать День Рождества Христова 7 января согласно новому стилю.

- Можно ли говорить при этом, что те, кто выступает за перенос даты Рождества, предлагают переделать в том числе и весь церковный календарь?

- Это вопрос очень сложный, ведь речь идет не только о переносе самого праздника Рождества Христова. С этим связаны большие проблемы: это Пасхалия, вычисление дня Пасхи Христовой, самого сакраментального момента в человеческой истории. Те поместные церкви, которые перешли на григорианский стиль, не смогли найти какой-то новейший путь вычисления более точной даты Пасхи Христовой, они Пасхалию все равно оставили по старому стилю. И они называют это немножко по- другому. Все, что происходит с церковью, должно быть целесообразно и направлено на то, чтобы человеку открыть путь к спасению, приблизить его к осознанию и опытной жизни во Христе. Но если какой-то вопрос кажется рационально более правильным, но он вносит деструктив в церковную жизнь и может привести даже к противостояниям, к расколам, то рацио не всегда право. Иногда бывает, что более достоверна традиция жизни. Те поместные церкви, которые перешли на новый стиль, у них появились свои расколы, которые существуют до сих пор. И их никак нельзя разрешить. Поэтому это безответственность тех людей, которые заявляют какие-то свои пожелания. Они не являются внутрицерковными, они не руководствуются тем, чтобы помочь человеку в деле спасения.

- Публикации на вашей странице в ФБ: немного отдыха (вы грибы собираете), а вот вы литургию служите – и в Киеве, и в Бориспольской епархии, вот вы выступаете на конференции, вот вы летите на интронизацию владыки Аники, вот вы служите с Блаженнейшим. Где вы берете силы столько работать?

- Силы дает Бог и я благодарен своим родителям, которые дали через генетику возможность трудиться. Но реально, если мы говорим о цели в жизни, и в церкви, то это всегда путь узкий. Это всегда через преодоление себя, не всегда это согласуется с физическим здоровьем, с физическими возможностями. Но это преодоление себя. Я, может быть, плохо могу оценить жизнь какого-то политика или человека, который несет какое-то другое служение, но ведь я другого служения не вижу, это – моя жизнь. И то, что кому-то кажется тяжелым и быстро меняющимся – для меня это естественно. Я по-другому жить не могу. Думаю, что так каждый человек, верующий человек, который призван служить Богу и людям. Мы когда даем присягу перед рукоположением, мы говорим Богу, народу и Церкви, что все, что дано мне от Бога через родителей и от природы, это все будет положено на алтарь служения. И здесь надо забыть о себе, не думать о своих желаниях и даже о здоровье (а годы идут). И теме не менее это моя жизнь. Я по-другому себя не вижу – пока Господь дает возможность трудиться. Важен и другой момент для меня, как для верующего человека: чтобы это внешнее служение не закрывало для меня необходимость внутренней борьбы самим с собой, с теми недостатками, которые есть у меня, как у человека, несущего в себе природу, порожденную грехом. Это очень важно не забыть, чтобы целью жизни не были какие-то внешние наши действия. Душа-то, она вечная, ведь именно душа переходит в инобытие. А эти все внешние события должны только воспитывать душу, характер, все то, что является вечным в человеке.

- Каким будет этот год и что бы вы пожелали людям – верующим УПЦ, всем гражданам Украины в этом году?

- Каким будет – знает только один Господь. Когда мы даже говорим о каких-то своих планах, то для верующего человека всегда появляется внутренний конфликт, потому что верующий человек, согласно апостолу Павлу, после крещения умирает для земной жизни. Все его мысли и помыслы должны быть в вечности. Но вечность достигается земной жизнью: у нас есть таланты, которые нужно умножать, как говорит Господь, у нас есть ответственность перед близкими, особенно у кого есть семья. У меня, как у священника, есть обязанность перед своей паствой. И все это составляет как раз путь в вечность. Поэтому все наши планы или наши пожелания на будущее, они должны у меня, как у верующего человека, концентрироваться именно в этом ракурсе. Это путь в вечность через то, что преодолевается в этой земной жизни. Мы можем что угодно планировать, но Господь может устроить все по-другому. Нас сейчас пугают – очень много страха. Страх перед пандемией, перед другими болезнями, страхи перед войной – это страхи, которые замыкают человека внутри себя и не дают ему развиваться. Задача верующего человека и веры, как таковой, чтобы человек мог выйти за оболочку этих страхов. Потому что Бог с нами, Бог рождается сегодня для того, чтобы спасти меня. Да, Рождество Господа нашего Иисуса Христа – это глобальное событие, которое изменило жизнь человечества кардинально. Это точка отсчета жизни человеческой цивилизации, и человек верит – не верит, хочет он этого или не хочет, но эта точка идет дальше, проводит нашу историю в будущем. Но очень важно, чтобы за осознанием этой глобальной ситуации, глобального значения мы не потеряли Христа в себе. Вера в Христа, в то, что Он нас настолько любит, что становится одним из нас, проживает нашу жизнь. Ведь если бы Бог не был человеком, как бы можно было бы представить, что Бог нас будет судить!  И один святой отец говорит: если бы Бог не стал человеком, то любой земной человек мог бы предъявить Богу какие-то, как минимум, недоразумения. Господь – абсолютная любовь, вечность, Он трансцендентен по отношению к земной жизни. Бог не знал бы, как живет человек, не знал бы изнутри человеческую жизнь, но сейчас Бог становится одним из нас. Он страдает, Он переживает, Он ощущает голод, все человеческие слабости. Он знает человеческую жизнь изнутри и это дает силы, потому что Он все это преодолел. Каждый из нас, кто принимает крещение, имеет вот это зерно этой новой жизни, преодоления. Это вера. Причем преодоление не только страданий, страхов, но преодоление еще и смерти. Бог не только берет на себя человеческую жизнь. Он берет на себя человеческую смерть. Это самое важное. Поэтому я поздравляю всех с праздником Рождества Христова и желаю, чтобы мы отпраздновали его достойно, чтобы наши сердца были яслями Богомладенцу Христу. Там нужно прибрать немножко, очистить все ненужное, убрать через таинство покаяния, помолиться усердно, посмотреть вокруг себя – возможно, кто-то нуждается в нашей помощи. Помочь, чтобы та же радость этого великого праздника от нашего сердца перенеслась к тем людям, которые, может, имеют меньше возможностей, даже в материальном отношении. Вот эта любовь, если мы ее будем делать ради Христа, а не ради того, чтобы соседи увидели, не ради того, чтобы где-то там внутри самого себя похвалить, эгоистическое такое: "Я помог, я – хороший", а ради Христа – так, чтобы никто не узнал. Ведь на самом деле когда мы делаем доброе дело, это доброе дело ощущает не только сам человек, которому мы оказываем доброе дело, а это нужно и нам самим. Это очень важная сила, которая стабилизирует, гармонизирует человека как личность. Делать доброе дело – это доброе дело в том числе для меня. Но оно таким окажется, когда я его буду делать так, чтобы об этом никто не знал.   Христос же тоже почти тайно рождается, так, что никто не знает, мир не знает о его рождении. Это великое смирение, которое дается этому миру. Поэтому я желаю всем вам, дорогие братья и сестры, украинцы, чтобы Христос, который рождается, родился в нашем сердце, в нашей душе. Если так произойдет – Он умиротворит прежде всего нас самих, а через это – и наших близких. А через наших близких – и во все наше общество. И таким образом может прийти и мир в наше государство. Это самое важное, это самая большая сила, которая может противостоять всему, что может мешать, как нам кажется, нашему развитию. Мы сами строители своей жизни, с упованием на Бога. И Бог нам каждый год дает такую силу. Он рождается, напоминает каждому из нас: Я родился для тебя, у тебя есть эта сила, чтобы ты стал лучше. И с этого момента у тебя есть сила прийти в храм, переступить порог храма, помолиться и возрадоваться со всем миром – с ангельским, с земным миром, и вот это и будет то богатство, та радость, которую от нас никто не отнимет. Поэтому всех вас, дорогие братья и сестры, с Рождеством Христовым, пусть благодать Вифлеемской звезды пребывает в каждой нашей украинской семье!  

- Дорогой Владыка, спасибо вам за интервью.

- Храни всех Господь.

Источник: 112.ua

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров