banner banner

Елена Бондаренко: То, как президент ведет себя по отношению к Конституционному суду, – это политическое маньячество

Елена Бондаренко: То, как президент ведет себя по отношению к Конституционному суду, – это политическое маньячество
112ua.tv

Елена Бондаренко

журналист, народный депутат Украины V, VI и VII созывов

- Диктатура Владимира Зеленского переросла в новый уровень. Меру пресечения Виктору Медведчуку продлили еще на два месяца, до 7 сентября. В судебном заседании было немало нарушений. Где этика, воспитанность, культура в контексте высоких чиновников, в процессе судопроизводства, в судах, в прокуратуре?

- Для людей, находящихся у власти, нет Конституции, нет закона, нет никаких правил и даже нет своеобразного понимания, как должен вестись политический процесс или политическая борьба. И такая вседозволенность сформирована потому, что такой концентрации власти в руках одного человека в Украине не было никогда. Этим людям не пришлось при формировании власти ни с кем ею делиться. Им даже коалицию не с кем было создавать, поскольку было свое собственное большинство. Эти люди чувствуют, что нет никакого препятствия для них в этой стране, для того чтобы нарушать закон. Ни у кого нет возможности им оппонировать, нет возможности призвать к ответу этих нарушителей Конституции и законов в Украине. Они не рассуждают, что есть какие-то рамки, что должен действовать закон, что должны быть четко распределены функции между тремя ветвями власти.

Новости по теме

- На международных встречах чиновники говорят, что уже семь лет перезагружают страну, семь лет реализуем реформы. Мы декларируем свое стремление к какой-то цели, записанной у нас в Конституции, а фактически мы свои обязательства нарушаем. И дело Виктора Медведчука является красноречивым примером этому.

- Чистое мошенничество. То, как президент ведет себя по отношению к Конституционному суду, – это политическое маньячество, это политический Чикатило, который насилует Конституцию. У нас власть, которая, по их разумению, ни с кем и ничем не должна делиться, поскольку у них монобольшинство и все инструменты находятся у них в руках. Это довольно опасная ситуация, когда в стране нет оппонирующей стороны. Оппозицию они добивают и убивают. Если бы у кого-то слетела планка, могли бы заказать и политические убийства в отношении оппозиции в стране.

- У нас четыре оппозиции.

- У нас и Порошенко, и Ляшко, и Тимошенко, и Смешко называют себя оппозицией. Но, по сути, они не являются оппозицией, поскольку оппозиция — это та политическая сила, которая предлагает альтернативное видение политического курса страны, а не просто та, которая дерется за кусок электорального пирога. Все мною перечисленные люди – это конкуренты, которые работают в том же политическом курсе, предлагая евроатлантические устремления, вступление в ЕС. Это совершенно не оппозиционеры – они ничего альтернативного и оппозиционного не предлагают. А что касается настоящей по сути, по предложениям, по предвыборной программе оппозиции, так это те, кто предлагает прекратить войну, научиться жить в мире с соседями, возобновить наши экономические отношения с востоком, в частности с РФ. Это и есть оппонирование власти, когда предлагается совершенно новое видение политического курса страны. На нынешний момент действительной оппозицией власти являются те, кто предлагает альтернативный курс, в частности ОПЗЖ.

- Генпрокурор Венедиктова сказала, что задача ее, как генпрокурора, в этом деле –"закончить досудебное расследование, передать материалы для ознакомления стороне защиты и зайти в суд с обвинительным актом". Полгода, как они говорят, Медведчук и Козак были в разработке, но до сих пор ничего не обнародовано. Откуда это все, что должно быть в обвинительном акте, появится теперь?

- У них нет задачи искать какие-то доказательства – их можно сфабриковать в конце концов. Самое главное – прокукарекать, обмазать человека дерьмом, заставить его сидеть дома, под арестом, снизить его политическую активность и на этом успокоиться. Там не стоит задача профессионально, компетентно подойти к тому, чтобы найти доказательства какой-то вины, потому что их и найти невозможно. И сфабриковать они их с трудом могут в силу своей явной профнепригодности. Поэтому не ищите глубоких смыслов в деятельности и заявлениях таких, как Венедиктова, Баканов.

- Домашний арест не может быть бесконечным. А что будет потом?

- Потом появится новое уголовное дело, и появится новый домашний арест – им плевать на процедуру, на процессуальный кодекс, им плевать на то, что все, что они делают в нынешний момент, в принципе, противозаконно. Еще зимой объявили санкции Козаку, его семье – открыли ящик Пандоры, когда впервые проходятся по ближнему кругу людей, которые не имеют никакого отношения к политической деятельности персонажа. Прошло довольно большое количество времени, обществу не представлены никакие доказательства, и мы видим, что это совершенно не волнует ни Зеленского, ни Венедиктову.  Потому что даже цели не было действовать по закону – зачем? Грубо, насильно, но сиюминутно и эффективно. Они явно снижают политическую активность ОПЗЖ, самого Медведчука, его коллег. Посмотрите, какой сиюминутный результат принесло им закрытие трех каналов Козака – они удержали свой рейтинг. Он стал не так динамично падать.

- В контексте дела Козака закрыли телеканалы без суда и следствия. Политики отмечают, что СНБО в руках Зеленского стал инструментом для расправы с политическими оппонентами. Вскоре в Украине могут запретить 400 интернет-ресурсов. Что будет мешать власти блокировать блогеров и ютуберов?

- Им ничего не будет мешать. Сегодня один закон, завтра еще один закон, потом базовый закон о медиа, который, в принципе, ведет исключительно к одному: максимально упростить себе возможность закрыть рот любому, оголив любого гражданина, любое СМИ, чтобы не было никаких моментов, которые сдерживали бы власть, чтобы у гражданина не было никакой возможности защитить свое слово. Можно докатиться до того, чтобы отменить Конституцию или целую статью по свободе слова. 

- В законе о СМИ говорится, что Нацсовет может без решения суда приостанавливать деятельность СМИ, в том числе и интернет-блогеров, которые вообще не должны быть зарегулированными. Любой человек может попасть под санкции, потому что кому-то что-то не понравилось.

- Как только первые санкции были введены, эксперты поняли, к чему это может привести – каждый находится под угрозой. Тебя по щелчку внесут в список по санкциям, и ты окажешься в ситуации, когда должен доказывать, что ты не верблюд. А пока ты занят этими доказательствами, тебя лишат твоей собственности, работы, дохода. 

- Репрессивная машина закручивается по всем направлениям. А что, люди этого не видят?

- Пока большая часть людей думает, что их это не касается, поскольку они не ассоциируют себя ни с властью, ни с оппозицией. Они думают, что их чаша сия минет. Да, возможно, начнут с политиков, но закончат обычной бабушкой или дедушкой, которые торгуют петрушкой. Все, что связано с новым налоговым законодательством и фискализацией, сводится к тому, чтобы даже за последней самой маленькой копейкой любого из нас была слежка.

- Что нам обещал президент и что мы по факту имеем?

- 19 апреля 2019 года журналист задает вопрос кандидату в президенты, где он будет жить. Журналисту Зеленский сказал, что госдачи будут использоваться для детей, а уже 7 июля он туда переехал. Насколько надо быть лгунишкой, насколько надо не уважать нас и отказывать нам в интеллекте, чтобы так быстро скурвиться. И это всего-навсего один технический момент, по которому проверилось это наглое, циничное, высокопарное вранье. 

- Чего вы ожидаете от встречи Байдена и Зеленского?

- Зеленский и Байден совершенно не равноценные фигуры по части того, что они  представляют из себя. Байден представляет страну независимую, с суверенными решениями. Зеленский же находится под полным контролем Госдепа, и поэтому складывается впечатление, что Зеленский едет туда исключительно получать инструкции. Они уже выставили нам пять требований. И когда Зеленский рассказывает нам про американских партнеров, я сразу же говорю: а давайте мы им тоже какие-то требования выставим. Это будет такой вой со стороны Госдепа: не лезьте в нашу внутреннюю политику, потому что они знают, что такое суверенитет. Так какие мы партнеры? Мы зависимые люди, которые едут сейчас к хозяину, к барину получать инструкции.

- Этот процесс будет бесконечным.

- Да, потому что Украина находится в зависимом положении и что-то требовать не может.

Источник: 112.ua

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров