banner banner

Дмитрий Раимов: Зеленский и его окружение понимают, что нам не светит ни ЕС, ни НАТО

Дмитрий Раимов: Зеленский и его окружение понимают, что нам не светит ни ЕС, ни НАТО
112.ua

Дмитрий Раимов

Политтехнолог

- Наш гость Дмитрий Раимов, политолог, политтехнолог.

Давайте начнем с обоюдных заявлений кандидатов на пост канцлера Германии и обращение к ним Владимира Зеленского. Как вы оцениваете перспективы сотрудничества ОП и Владимира Зеленского с кандидатами в канцлеры и что может госпожа Меркель напоследок сделать для Украины?

- Встречи с кандидатами на пост канцлера – это правильно. Вспомним, что в 2019 году на тот момент кандидат в президенты Зеленский встретился с президентом Франции Макроном. Практика встречи с наиболее вероятными кандидатами и победителями – это попытка настроить взаимоотношения. Это легче сделать, чем когда человек станет на должности, будет ограничен протоколом. Что касается НАТО и ЕС, президент и его ближайшее окружение уверены, что ни в НАТО, ни в ЕС нас не возьмут, и Украину готовят к возможному новому политическому развороту, связанному с Китаем. Украинский президент начинает смотреть в ту сторону. Это страна, которая, возможно, может дать кредиты без политических обязательств.

Новости по теме

- Лидер "зеленых" Германии, в отличие от своих коллег на пост канцлера от ХДС и социал-демократов, всячески поддерживает Украину. Почему президент с ней не встречается?

- Президент встречается с теми, кто наиболее вероятен к победе. Есть социология, публикуемая в немецкой прессе, и не исключено, что она стоит в основе того, с кем встречается президент. Но я убежден, что президент и его окружение понимают, что нам не светит ни ЕС, ни НАТО, поэтому так активно эту тему поднимают, чтобы сфокусировать, что это не президент отказывается от нее, а это Европа и мир отвечают отказом Украине. Если мы получаем отказ, следующий логичный вопрос: куда мы дальше идем? Это направление в сторону Китая, это пример, где мы можем найти политическую поддержку, инвестиции без обязательств.

- Как Белый дом отреагирует на такую инициативу?

- Мы можем посмотреть на вопросы Зеленского в его интервью: "Так когда в НАТО? А в ЕС когда? Дайте нам список законопроектов, мы их примем. Вы не готовы нас принять в ЕС, так где мы тогда?". Я уверен, что президент оценивает эту ситуацию более здраво, чем все предыдущие, потому что он единственный, кто осмеливается сейчас отказаться от этого курса, но не хочет повторить судьбу Януковича, которого после остановки Евроассоциации Майданом сняли. Вы не хотите давать деньги, а Украине нужны деньги. Осенью, возможно, нас ждет новая волна ковида, экономика нестабильна, нам будут нужны внешние заимствования. Дальнейшее повышение тарифов может закончиться политическим всплеском и бунтом. Нужно найти деньги без обязательств, и они есть только в одной страны в мире – у Китая. То, как ведут себя члены фракции президента, как они стараются дружить с китайским посольством и с китайскими представителями, больше похоже на то, что это политтехнология, по которой президент выглядит как евроинтегратор, но при этом будет двигаться в ту сторону, где есть возможности.

- Если мы уже не очень ориентируемся на НАТО и ЕС и более смотрим в сторону Китая, тогда должны были бы шагать на сближение с Беларусью и Россией?

- Очень много есть африканских стран, в которых большое количество китайских инвестиций, и они не придерживаются тесных взаимоотношений с Беларусью. Одно не подразумевает второго. По сравнению с Китаем, Россия – это младший партнер, она мала, да и финансово не так сильна. Дружба с РФ не идет в подарок от Китая: мы вам кредиты – дружите в Россией. Мы подходим к ситуации, когда тупик становится понятен. Если нас не берут в НАТО и ЕС – куда мы должны двигаться? На кого мы должны равняться? На себя. А кто нам будет давать деньги? Европейцы, американцы – под реформы, а мы их делаем-делаем, а результат? Единственная страна, которая не требует реформ и дает деньги, – Китай. Мы открываем рынок земли, а китайские компании достаточно активно инвестируют в сельское хозяйство. Там выросло уже порядка полумиллиарда среднего класса. Плюс производство китайских товаров, которые ближе везти в Европу из Украины, чем из Китая. Это все связано с тем, что президент и его ОП поворачиваются в эту сторону. Подтверждений этому очень много: презентация книги Си Цзиньпина и перевод ее на украинский язык под патронатом главы фракции "СН", интервью главы фракции, которые сейчас показываются на китайском телевидении.

- Более 60% граждан за интеграцию в ЕС. Как на это все отреагирует общество?

- В 2013 году общество взбудоражилось после внезапной остановки евроинтеграции, посчитало, что мы двигаемся в другую сторону, вышло на Майдан. Сейчас президент артикулирует: ЕС, НАТО. Он это говорит и друзьям, и оппонентам в международной политике, и мы понимаем, что это манипуляция, политтехнология. А что дальше? С одной стороны, у нас ЕС, на юге у нас поднимающаяся Турция, у которой тоже есть свои серьезные амбиции, с другой – огромная Россия, Америка тоже присутствует в мире. Кто наш союзник? Если мы понимаем, что Китай финансирует РФ, является ее главным партнером, то, может быть, если мы будем дружить с Китаем, то некая дружба с РФ появится? Может, появится другая политика РФ по Украине, раз мы дружим со старшим в этом партнерстве?

 - Поговорим о закрытии несогласных СМИ. Фактически СНБО из координационного органа превращается в "министерство правды" создан перечень запрещенных сайтов. Если вспомнить прецеденты с передачей прав управления от владельца к творческому коллективу, как это было с "Першим Незалежним", с телеканалом "НАШ", то это не спасает от санкций СНБО. У нас одни журналисты смакуют шашлыки с президентом, а другим не дают даже попасть на пресс-конференцию.

- Украинские СМИ – достаточно сложная конструкция. С одной стороны, мы говорим о свободе слова и всегда будем ее отстаивать, но при этом должна быть прозрачность. Но практически ни одно медиа не прозрачно в финансировании, а значит, возникают вопросы: кто диктует, что говорится в эфире. 

- Мы же говорим не об общественном вещании, а о коммерческом продукте, у которого есть собственник.

- Тогда давайте говорить о рекламе, а не о журналистике. Это две разных истории. А если мы говорим о журналистике, то Украина должна создать условия, когда каналы могут быть независимыми. Раньше много денег зарабатывали за счет рекламы алкоголя и табака. Нужно возвращать рекламный рынок. Если на канале украиноязычные ведущие, то почему бы не давать дополнительное финансирование от государства, и не имеет значение лейбл канала, если канал выбирает позицию популяризации языка. Закрывать каналы так, как они закрывались президентом Зеленским, – это превышение полномочий. Дальнейшие действия в виде запретов сайтов и прочего – такое впечатление, что действующий СНБО живет 30 лет назад. Сейчас вас смотрят онлайн, любой сайт можно читать онлайн, если у тебя есть браузер с соответствующим техническим решением. Государство занимает позицию запретить и забыть, когда нужно присутствовать там. Если вам не нравились телеканалы, туда нужно ходить и отстаивать свою позицию. ZIk, "112 Украина" и NewsOne предоставляли всем политическим силам, особенно пропрезидентской фракции, возможность присутствия в эфире и говорить свою точку зрения. Когда ты имел возможность говорить, но после этого решил закрыть, это значит, что твои аргументы слабы, и единственное, что тебе остается, – это силовое решение.

- В контексте того, что владелец не должен влиять на политическую составляющую в информационном поле, очень органично ложится в контекст закона об олигархах. Если мы будем брать за образец нейтральные новостные блоки, то у государства будет ли возможность на них влиять?

- К закону об олигархах очень много вопросов. Например, политическое издание "Украинская правда" недавно приобрел инвестор Томаш Фиала. И посмотрите, чьи интервью выходят в "Экономической правде" – это один из спецпроектов этого сайта - и на "Украинской правде". Там не пишется про Фиалу ничего, но посмотрите, кто дает интервью этому медиа и не давал раньше. Дискуссия по поводу этого закона сейчас непредметная, касающаяся СМИ. Если у тебя есть СМИ, ты его финансируешь, это твоя гражданская позиция, в формате благотворительности, то тогда должны быть четкие и понятные регуляторы, что означает вмешательство в редакционную политику канала. Если вы отдаете владение канала редакционной группе – это тоже ничего не значит. Редакционная группа не может финансировать этот канал. Мы должны говорить предметно, как мы можем защищать свободу слова, что журналисты должны иметь некую ассоциацию и профсоюз, должны иметь защиту их права выступать и говорить и полное отсутствие цензуры. Тогда внешний регулятор, который будет обозначать это, должен иметь четкий список факторов, что означает влияние на политику канала, и невлияние.

- На телеканале "Интер" часто выступают представители ОПЗЖ и критикуют власть. За это надо наказывать телеканал и его владельца? Это касается журналистов, которые будут работать на пожертвования от зрителей, и они будут просто озвучивать то, что в стране происходит?

- Независимой журналистики не существует. Мы не можем быть независимы от своих убеждений. Если мы говорим о том, что независимой журналистики вовсе не может быть, тогда зачем все эти законы, которые будут как-то что-то ограничивать? Задача вычистить информационное поле, оставив только тех, кто лоялен. Я не понимаю предвзятости к "Интеру", к "Першому Незалежному" и к другим каналам. Все каналы попадают под этот закон, и все их владельцы в одночасье становятся олигархами. Всеми кнопками пульта владеют люди обеспеченные, которые попадают под закон про олигархов. Речь идет о том, что всех подвешивают на крючок: в какой-то момент мы вас возьмем и выключим, а если будете показывать наших спикеров, мы вас выключать не будем.  То, что сейчас происходит в медиаплане, - мы реально "зеркало России", как сказал Мыкола Вересень. И контроль медиа, и контроль людей, которые финансируют медиа, попытка построить только государственные медиа – это все напоминает, как становилось политическое руководство с 2002-2004 годов до современности. Владимир Зеленский повторяет те же шаги. Решение о запрете сайтов – Роскомнадзор. Создание телеканала "Дом" – "Россия 24" и прочее. Мы двигаемся теми же шагами, только денег намного меньше, поэтому выглядит это намного хуже.

- Если в СНБО будет возможность закрывать каналы, сайты, то у власти тогда не будет необходимости принимать решение об исключении из фракции или политической партии тех или иных депутатов за их "подвиги". Если не будет такого количества интернет-каналов, то тогда не только преступления депутатов можно будет скрывать, а и чемпионаты мира по футболу выигрывать и в космос первыми лететь. Мы к этому двигаемся?

- Мы с вами точно нет. А если говорить о власти, то так или иначе именно к этому. В РФ осенью выборы, и уже сейчас людям, которые получили российское гражданство на востоке Украины, будут предлагать голосовать онлайн. Россияне уже практикуют технологию онлайн-голосования. Мы к этому уже открыли все дороги, потому что верификация голосования будет идти через приложение "Дия" и верификацию вашей цифровой подписи, а значит, телеканалы онлайн, социальные сети будут влиять на ваш выбор в день голосования. Чтобы этого не произошло, к тому моменту, когда будет голосование, 2024 год – год выборов президентских, парламентских, местных, возможно, в один день, потому что могут поменять Конституцию под это, нужно, чтоб информационное поле не влияло против действующей власти. Поэтому, отвечая на вопрос: к этому ли мы идем, – нет, мы с вами идем против течения, а само течение действующей власти идет именно к этому контролю.

- Можно ли отождествлять такие нарушения, как выпил и сел за руль, с заявлениями депутатов о "немытых и нечесаных детях", "хотели воды в Крыму - Бог им дал" и так далее?

- Мы к депутатам выставляем требования выше, чем к самим себе. Но если мы почитаем комментарии даже к этому эфиру – там будет очень много оскорбительных комментариев. Речь идет о том, что такие вещи не должны находиться рядом с государственным управлением – это уровень кухонной дискуссии.

- Спасибо.

Источник: 112.ua

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров