banner banner

Андрей Ермолаев: Режим Зеленского - автократический режим, который опирается на бюрократию, теневую политику и механизмы телефонного права

Андрей Ермолаев: Режим Зеленского - автократический режим, который опирается на бюрократию, теневую политику и механизмы телефонного права
112ua.tv

Андрей Ермолаев

Директор Института стратегических исследований "Новая Украина"

- С нами Андрей Ермолаев, известный украинский политолог.

Почему "слуги народа" до сих пор не дали адекватной оценки заявлениям Галины Третьяковой, которые резонируют в обществе?

Новости по теме

- Все, что происходит в последние дни в украинской политике вокруг отставки Разумкова, вокруг формирования нового большинства, странности голосования, - за кадром стоит проблема, которую мы еще не сформулировали, а уже пора: это подлая политика. Мы говорим разными категориями, но есть еще моральная сторона политики.

- А что такое "подлая политика"?

- Есть моральная категория – подлость. Это поступок, который выходит за пределы морально-нравственных норм и ставит своей целью унизить, лишить достоинства, оскорбить. В свое время обращали внимание на то, что, например, санкции в отношении народного депутата Андрея Деркача принимались накануне его дня рождения. Это неприличный удар, это политика за пределами. И можно это было бы считать случайностью, но мы имеем второй случай: назначение по отставке спикера парламента накануне его дня рождения. Это говорит о том, что в кругу тех, кто принимает эти решения, кроме политических, партийных и еще каких-то аргументов, хотят заложить еще сакрально-моральную составляющую. Точнее, аморальную – унизить, ударить, оскорбить. Я не знаю, кто автор таких игр в сакральные удары. Но если это и правда ближайшее окружение, то я бы очень советовал быть аккуратными с людьми, которые таким образом принимают решения.  Это же то, что на поверхности, но, если во власти господствует подлость, это значит, что и другие сферы во власти подлости. Все депутаты СН понимали, в какую ситуацию их поставили, но все промолчали. В криминале есть жестокое правило: повязать кровью. Повести на дело и заставить нового собрата участвовать в кровавом преступлении, чтобы назад дороги не было. Такое впечатление, что сейчас вяжут подлостью. Мы имеем дело с подлой политикой. Потому что все, кто проголосовал, и все, кто присоединился - и неважно, какие были соображения, - участвовали в подлом событии. Но самое интересное, что именно на это обратило внимание общественное мнение – людей не обманешь, какие понятия возникли в эти дни и на что надо обратить внимание. Начали сравнивать лживых и праведных, заговорили о необходимости интеллигентного поведения. Оказывается, в политике возможна и очень востребована моральная позиция, и не просто разговор о ценностях, а сохранение ценностей – и это самое важное, что в эти дни произошло. Общественное внимание перефокусировалось опять. И это происходит на фоне того, что рушится легенда хорошего человека. Когда Зеленский просто как на дрожжах рос в плане поддержки, мало кто разбирался в том, какая у него экономическая программа, какие политические взгляды – все списывали на то, что он незрел, но какой-то другой, новое поколение. Главная характеристика: "хороший человек, ему можно доверять и верить". Сейчас рушится образ хорошего человека. Оказывается, у нас "плохой хороший человек". И общественное внимание в этом разрушении ищет новых хороших. Кто сможет заслужить право воспринимать себя хорошим – я не знаю, но очень важно, какие критерии вырабатываются: знания, профессионализм, нравственность, последовательность, интеллигентность, открытость. Возможно, эта ситуация будет недолгой, потому что, когда в обществе просыпается запрос на такие критерии, власть всегда озабочена. Она начинает использовать жестокие приемы: испуг, война, потрясение, репрессии, потому что обществу нужно перевести стрелки, изменить настроение. Но в эти дни происходит обрушение легенды Зеленского как хорошего человека, меняется отношение людей к той власти, которая имела реноме молодого, последовательного, нравственного, смелого поколения, и поэтому стали видны реплики таких, как Третьякова, и их стали замечать. Оно и раньше резонировало, и не только от нее, а сейчас это как на рану. Это говорит о том, что у нас еще есть здоровые настроения, раз это осуждается, и это дает шанс, чтобы в политике возник запрос на выздоровление. Хочется, чтобы политики нашли себя, чтобы перестали быть этим немым совковым кнопкодавством, которое мы наблюдаем сейчас. Кто осмелится - у того есть будущее.

- То есть придет время, когда определенных токсичных людей будут сдавать на съедение, чтобы как-то выбелиться?

- С морально-нравственной стороной общества нельзя шутить – ее можно иногда обманывать, лицедействовать. И последняя власть – это власть лицедеев. Лицедеи - это не просто актеры, а те, кто буквально перевоплощается. В быту это называют двуличием. Трагедия украинской политики состоит в том, что у нас с обретением независимости в обществе не хватало времени и возможности вырабатывать критерии, какая политика является ответственной, какая политика и политики выражают наши интересы, а какие подменяют и обманывают. Вспомним Кравчука. После поражения Чорновила даже национал-демократы признавали, что партийная номенклатура имеет опыт управления государством, с ней надо идти на альянс, потому что она может помочь построить государство. Провал произошел, когда номенклатура, которой поверили даже национал-демократы, и сотрудничали, оказалась жадной, недееспособной, двуличной. 1993 год, приход красных директоров – Леонид Кучма. Тогда в приход технократов советского образца вкладывалось, что они прагматики и хозяйственники. Они способны наладить машину экономики, выйти из 90-х. Провал Кучмы начался тогда, когда оказалось, что он выращивает и поддерживает украинскую олигархию и с ними делит собственность. Когда оказалось, что он создал машину по репрессиям, которая очень напоминала совок, возник слоган "Украина без Кучмы", буквально - без такого подхода к людям. Это разрушение политических легенд стало пороком в нашей политике. И сейчас рушится очередная, шестая легенда хорошего парня нового поколения, который оказался узурпатором, который с легкостью, как большевик, игнорирует законы, манипулирует судьбами людей и вяжет подлостью.

- Сегодня в политике есть такие нотки ренессанса. Мы на пороге досрочных выборов или нет?

- Каждый наш поступок, каждое слово – это часть истории. В истории важно, что этот кризис, который мы наблюдаем по сегодняшний день, – кризис сил, представленных в парламенте, кризис, о котором говорят в медиа, вольно или невольно формирует запрос на сильный парламентаризм. Речь идет о том, что к осени 2021 года, после электоральных революций и восторгов 2019-го, в обществе есть ощущение, что для того, чтобы была более справедливая политика, нужен не один автократ, а нужна коллективная ответственность. Нам нужен не бардак, а нужны политические решения, за которые отвечают все. Где будет не навязывание, а рабочий вариант, что мы делаем вместе. Это и есть суть парламентаризма: диалог, коллективное решение, коллективная ответственность. Обществом опять очень остро воспринимается проблема морального кризиса и запрос на моральные поступки. Он сейчас заговаривается, конечно. 95% участников политических ток-шоу говорят о принципах и ценностях. Так принципы и ценности – это не бла-бла, а поступки и их измерения. Пока еще ни один из тех, кто заявил, что он принципиален и придерживается ценностей, не подтвердил этого практически. Но главное, что общество увидело беспринципность действий власти: и буквально в парламенте, и в политических решениях. В контексте отставки Разумкова вспомнили, с чем приходила "Слуга народа", и заговорили об обещаниях. На выборах политики побеждают не обещаниями, а идеями и тем, как их реализовать.

- Примитивное мышление по отношению к управлению государственными процессами стало заметно невооруженным глазом.

- Доля вины в этом и на нас с вами, и на медиа в том числе.

- Как только медиа начинает говорить рациональные мысли, оно становится в глазах Зеленского оппозиционным, и он вводит санкции.

- Я не о том, как Зеленский и власть, которой он распоряжается, реагируют на медиа. Я о состоянии медиа. А что, нам есть чем гордиться? Мы заполонили медиа кучей профессиональных болтунов, выучивших набор слоганов, в том числе и о защите свободы слова. Забыв, что за свободой слова стоит свобода мысли, а с мыслями у нас проблема. 50% времени это разговоры о том, как нам мешают говорить, а что они говорят? Пустота. Свободомыслие – да, а со свободой слова вопрос – не всякое слово имеет право на свободу. И мы с вами, и эксперты в ответе за то, что у нас очень много пустоты. Нужно научиться говорить позициями. И пора организовать нам это как социальный диалог. Власть не боится болтовни – она сама так устроена, они профессиональные болтуны. И постановок на улицах не боятся. А боятся они, что будут выработаны внятные концептуальные позиции, когда будет сформулирована альтернатива, которую думающие и читающие люди примут и будут разделять эти взгляды. И боятся серьезного политического разговора, связанного с тем, какие политические силы, на каких основаниях могут сотрудничать. Четыре политические силы проголосовали за отставку Дмитрия Разумкова. А на каком основании эти силы голосовали? В партии "Слуга народа" принято решение в отношении бывшего лидера? Да нет – собраны подписи. А голосование двух депутатских групп – на основании чего? На основании личной неприязни? Я уже не говорю о феноменальном голосовании "Батькивщины". Оказывается, такие ключевые голосования происходят у нас по принципу насыпания семечек - и вот это политическая безответственность. Когда силы даже не заявляют, на основании чего они принимают такие ключевые решения. Точно так же они будут голосовать за бюджет, а мы будем обсуждать не позиции партий в отношении бюджета, а выгоды, которые получают депутаты – мажоритарщики, постатейно партии. Это говорит о том, что у нас происходит деструкция в политической системе. Сейчас как раз тот момент, когда людей нужно заново научить мыслить категориями политических сил, их интересов, их программ и вариантов решений. Начинали СН с либертарианской идеи, которую поддержали 73%, - а это рынок услуг, выживай кто как хочет, побеждает самый сильный.

- Во что может эволюционировать власть Зеленского со временем?

- В Украине были предпосылки авторитарного режима Зеленского в первый год, когда он имел широкую поддержку, высокую степень лоялизации даже неправовых решений – ему все прощалось. По состоянию на сейчас Зеленский потерял авторитет, и он все больше склоняется к автократическим методам: к методам силы, неправового давления - и отсюда СНБО. СНБО - это не коллективный, а, может быть, коллегиальный орган. В него включаются люди назначенные, а значит, они подчиненные и участники принятия решений. Поэтому апеллировать, что мы приняли коллективом, – это полнейшая глупость. Принято в узком кругу, а затем проштамповано как коллективное решение. Это хороший способ автократического правления – грубо говоря, полшага от диктата. Для диктатуры даже коллегия не нужна – достаточно спецслужб и троек.

- Что сломалось в СН? Уже два голосования: отставка Разумкова и назначения, и они не могут собрать голоса.

- Режим Зеленского сформировался только к 2021 году. И его характеристики – это режим автократический, с падающим личным авторитетом, который часто опирается не на правовые механизмы, а на механизмы бюрократические, теневой политики, телефонного права.  Появились фигуры, легитимность которых вообще под вопросом: какие-то советники секретарей, которые влияют на законодателей больше, чем политические фигуры. Когда сами депутаты признаются, что получают рекомендации или какие-то запреты от людей вообще без политического статуса, что говорит, что мы имеем дело с чисто выраженной бюрократической системой. Когда сложился режим, то оказалось, что даже те люди, которые приняли бренд СН, которые получали назначения и даже работали в команде Зеленского в первые годы, вообще-то не согласны с этим курсом и с этим режимом. Сейчас мы имеем дело с началом кризиса этого режима. Оказалось, что для того чтобы эта машина работала, с одним вождем, с эсэмэс-правом сомнительных распорядителей, согласны не все. А скоро они заговорят.

- Зеленский сказал, что Разумков не исповедует их принципы и ценности.

- Меня уже знобит от этой разговорни по поводу принципов и ценностей. Принципы – это закономерности, на которых мы строим нашу практическую деятельность, а ценности – это мерило отношений. У нас же это превратилось в некий символ, когда "Отче наш" отчитал, а там трава не расти. Чтобы понять, что человек исповедует на самом деле, надо посмотреть на практику: а как совершаются действия? Оказывается, что принципы, связанные с демократическими процедурами и ценностями демократии, к этому режиму отношения не имеют: Трускавец, телефон, эсэмэс, команды, работа по темникам – это принципы, схожие по принципам с политической или религиозной сектой, но никак с демократической партией. И у нас сейчас когнитивный диссонанс: мы слышим одни слова, а когда пытаемся проанализировать, как они поступают и какие решения принимают, мы видим совсем другой подход. Мы видим здесь огульный либерализм, связанный с принципом "человек человеку волк". С этим я связываю решение по земле. Разве так распоряжаются национальным достоянием? Мы сталкиваемся с сектантским принципом, связанным с групповой ответственностью: голосованием, организованным с моральным моментом – в канун дня рождения. Какое это имеет отношение к гуманизму, о котором они так много говорят? 

Новости по теме

- Какой уровень этого политического кризиса?

- Чтобы режим сохранял еще какую-то работоспособность, требуются дополнительные костыли. Такими костылями стали политические группы влияния, прежде всего – группа "За майбутне". Эта группа, учитывая связи с определенными финансовыми кругами, может реально стать инструментом давления и даже определенного политического шантажа в отношении будущего правительства, для того чтобы оно более отражало интересы этой странной коалиции. Там есть корысть и поэтому они сейчас рядом с СН. Но кризис режима и попытка выхода из него – это еще и коррекция практических решений. До этого времени все совершалось в 2-3 кабинетах, а теперь вынуждены будут расширяться, привлекая другие политические силы, как это было при Порошенко. Режим вынужден будет делиться тайнами, властью и порядком принятия решений. Но все это происходит на фоне аморального образа парламента. В ноябре будет разворачивание в полный рост отопительного сезона, и серьезные вызовы, связанные с проблемами людей, вызовут уже не информационно-политический, а настоящий социальный протест. Ответственность будет на парламенте, и предпосылок для того, чтобы слить это в конце года на досрочные парламентские выборы, будет огромное количество. А впереди еще большая схватка за бюджет.

- Какая в Украине социальная группа, на которую может опираться такой гибридный авторитаризм? Или в данном случае это электоральная пустота?

- Мы до сих пор не можем самостоятельно наладить работу, связанную с аналитическими данными социологии. Часто ограничиваемся поверхностными настроениями. Если говорить о структурной стороне дела, то победа Зеленского после двух революций, которые пережила Украина за последние 20 лет, – это утверждение тех самых "миллионеров" (как когда-то Вадим Карасев их определил), над "миллиардерами". Огромное количество людей из разных, часто сервисного характера, бизнесов получили коридор во власть. В этом смысле то, о чем говорили на Майданах, свершилось при Зеленском. Это и есть "победившие", средний класс, который пришел со своими помощниками, консультантами и стал господствующей силой. Но кто проиграл? Ведь победивший средний класс шел с лозунгами общего благоденствия, а по факту оказалось, что интересы этих победивших "миллионеров" далеки от большинства. Победители 2019 года, придя на ожиданиях новой справедливости, на самом деле просто перепиливают и перераспределяют, не делясь.  А люди это начинают чувствовать по ценам, по тарифам, по происходящему в экономике, по отношению к проблеме вакцинации, к здравоохранению. Оказывается, что все обещания к ним никакого отношения не имеют, людей обманули и они просто стали той силой, благодаря которой миллионеры пришли к власти. Но проблема еще в том, что большинство из этих "миллионеров" – это люди максимум со среднесрочным горизонтом планирования. Так устроен их бизнес – они не участвовали в длинных стратегиях, связанных с экономикой, территориальным развитием, а поэтому они часто живут одним днем, бюджетным месяцем максимум, от помощи до помощи. К долгосрочному планированию, а это судьбы людей, развитие территорий, у них нет интереса и способностей по определению. И мы видим уже сейчас, что экономика потеряла ориентиры, все прикрывается пиарными программами, связанными просто с тратой денег, потому что "большие стройки" и "реставрация" — это не проекты развития реальной экономики. Это трата денег из "тумбочки". Оказывается, средний класс не в состоянии быть государственной силой, способной к долгосрочному планированию. В 2019 году Зеленский и его команда опирались на ту часть разочаровавшегося, но прогрессивно настроенного городского класса, который ожидал, что есть молодые, с которыми можно реализовать услышанное и увиденное в ходе двух Майданов. Это Европа в Украине, справедливая жизнь, свободы. Но по состоянию на сейчас для того, чтобы Зеленскому удерживать популярность, он вынужден заигрывать с населением из других слоев, которые ждут справедливости по-пролетарски. Люди, которые своим авторитетом, настроением сыграли за Зеленского в 2019 году, начинают в нем разочаровываться. Малый бизнес разрушается, города в упадке, региональные лидеры в конфликте с центром. И Зеленский, вольно или невольно, втягивается в игру с низами провинции, социально-пассивной частью, которая будет аплодировать даже самым жестоким, но популистским мерам, связанным с расправой, с перераспределением. Грубо говоря, Зеленский, заявив о либертарианстве, постепенно превращается в тирана, который играет на руку самым нижним слоям.

- Авторитарные режимы воспринимаются лояльно со стороны населения, когда даются какие-то социальные моменты – социальные блага. Что Зеленский дает?

- Пока Зеленский кормит ту часть людей, которая его поддерживает, перераспределением "помещичьей усадьбы".

- А сколько люди еще будут терпеть?

- Полгода. Осень последняя, пик – весной, и, наверно, весной пойдем на парламентские выборы.

- А зачем Зеленскому парламентские выборы? У него полностью управляемый парламент.

- Я – не Ванга. Но мне кажется, что это будет та ситуация, когда "не хочеш-мусиш". Это будет самый простой выход из тупика, который будет у власти.

- Но тогда монобольшинства не будет.

- А его уже нет. Он уже пошел на компромиссы, и можно по пальцам пересчитать, с кем в кабинетах он договаривается о голосовании. Вот в этом кругу они и будут проектировать будущий состав.

- Политические технологии позволяют завести в парламент еще 2-3 партии с меньшим количеством людей, которые и образуют новую демократическую коалицию, которая автоматически снимет единоличный груз ответственности с президента и позволит ему спокойно идти на второй срок президентских выборов.

- Посмотрите, как глава государства подходит к кадровой политике и вообще к политикам. Прошло уже 2,5 года, но ни одного внятного, от себя, без бумаги, компетентного выступления, с изложением своей позиции и хотя бы своих предложений. Зеленский, как политик, относится к тому типажу, который постоянно "на доверии". Это хорошо для ближайшего окружения, но это почва для внутренней узурпации. Примерно так же президент может относиться к внутренним переменам в парламенте: работали с монобольшинством, так теперь договоримся с другими, создадим коалицию на троих – там же тоже хорошие люди. Он так устроен. Чтобы Зеленский ни говорил, что он хочет реализовать свою программу… А какую программу? Ее нет. Есть и другая политическая подноготная, о которой непопулярно говорить. Ведь "Большая приватизация" далека от завершения. И к этому завершающему переделу огромный интерес уже не внутри – внутри уже некому, зато большой внешний интерес: и тех, кто интересуется буквально этими активами, и тех, кто хотел бы закрыть или перепрофилировать их из конкурентных соображений. Представьте себе, в каких процессах можно участвовать, расставлять кадры, учитывая значения этих объектов, а некоторые из них – континентального масштаба. Думаю, что в ближайшее время решится вопрос ГТС и газохранилищ. Это же не просто договора о консорциализации, это значит, что чьи-то люди будут заведены, кто-то будет поставлен на контроль, кто-то будет участвовать в финансовом обеспечении, и Зеленский и его окружение прекрасно понимают, что для этой перспективы не жалко и "зеленого" большинства.

Я все-таки надеюсь, что мы буквально в полушаге от завершения и краха этой подлой политики. Предпосылки для какого-то просыпания есть.

- Благодарим вас.

Источник: 112.ua

видео по теме

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров